Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:20 

Сладкая жизнь

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, Омегаверс
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Мужская беременность
Размер: Миди, 31 страница
Кол-во частей: 9
Статус: закончен

Описание:
Сын бизнесмена, избалованный и развращенный альфа, по пьяни насилует в клубе омегу. И всё бы почти ничего, но так совпало, что именно его жертва - мальчишка, брак с которым жизненно необходим папе альфы, чтобы бизнес не полетел ко всем чертям.

Глава 1. Избалованный наследник

Частная вечеринка в клубе уже подходила к концу, и десяток пьянющих молодых людей из числа золотой молодежи, рассевшихся вокруг низенького столика, заполненного бутылками, вяло переговаривались, потягивая виски и коньяк.
- Ну что там твоя ауди? - не держащийся на ногах, бета Стив пьяными и восхищенными глазами смотрел на альфу Джона, который только набирал темп, глотая виски как воду, и пока что сохраняя трезвую голову. По крайней мере, ему самому так казалось.
- Да нахрена мне ауди, если у меня есть мазератти? Разбил и разбил, хуй с ней, - Джон поставил стакан на столик и притянул к себе милого кудрявого блондинистого омегу, который от количества выпитого слабо понимал, где находится. - Эй, барашек, тебе лет сколько?
- Ну ты вовремя. Сперва прилюдно пихнул ему член в рот, а теперь сколько лет спрашиваешь... - Стив громко засмеялся, и следом за ним вся компания.
- Четырнадцать... - "барашка" пошевелился и уткнулся лицом в колени Джона, который тут же отпихнул его.
- Свали, четырнадцать ему.
От этого вся компания загоготала еще громче. Все знали, что Джон мог трахать даже младенцев, при его деньгах, ни одна связь не могла стать для него проблемой.
- Слушай, ну серьезно, чего ты его не трахнешь. Он весь вечер ластится, - Стив потрогал омежку, который что-то невнятно замычал.
- А мне он не нравится, - Джон отодвинул блондинчика от себя и поморщился. - Надоела эта пьянь. Они все из-за денег ко мне только и лезут.
- Зачем ты так говоришь? - Стив облизнул пересохшие губы. Джон ему очень нравился, но, как назло, парень бетами не интересовался. - Ты такой красивый... - Стив не врал. Джон - сын президента сети компаний по производству лекарственных препаратов, - был более чем привлекателен. Высокий, накачанный, широкоплечий, к тому же с лицом ангела. Именно так твердил ему Стив, и в чем-то он был прав. Светло-русые волнистые волосы, бледная кожа, яркие голубые глаза. Казалось, с него рисовал Боттичелли или Рафаэль свои полотна. Джон знал, что красив, но ему в последнее время этого было недостаточно. Пьянки, легкодоступные омеги, причем всё на деньги отца, которые он тратил без зазрения совести; ненужные пари, споры - это его утомляло. Стив между тем продолжал: - Да на тебя тут только все и смотрят.
- Кто смотрит? - Джон налил себе еще виски.
- Да вот хоть тот омега, - парень кивнул вбок, где недалеко, на соседнем диване, сидел мальчишка лет восемнадцати и разговаривал с другом. Когда альфа повернулся, омега действительно смотрел в его сторону, причем сообразив, что его раскрыли, тут же опустил взгляд.
- Он страшный, - Джон пожал плечами. Внешность омеги, действительно, была далека от идеалов канонической красоты. Смугловатый парень, с прямыми темными волосами, достающими почти до плеч, карие глаза, тонкий длинный нос, тонкие губы. Но, несмотря на угловатость фигуры, в нем всё-таки что-то цепляло. Во взгляде, а может, просто в самом лице, слишком тонком, с выдающимися острыми скулами.
- Да обычный, - Стив не нашел особенных изъянов во внешности мальчишки. - Я бы трахнул.
- Ты бы и хромую собаку трахнул...
- Он просто тебе не даст, поэтому ты и говоришь, что он страшный, - Стива уколола насмешка Джона, всё-таки настолько всеядным бета себя не считал.
- Он мне не даст? - альфа скривился. - Вот ты придумал...
- А у него лицо фаната-девственника.
- Чего?
- Одухотворенное слишком, - Стив без стеснения пялился на омегу, который, почувствовав, что привлекает к себе внимание, нервно заерзал на диване.
- Это от недоеба одухотворенность обычно бывает, - Джон был уже достаточно пьян. - Я его могу спасти от этого.
- Не сможешь. За ним надо долго ухаживать и предложить свадьбу с кольцами, - Стив заржал. - Но тут будет против твой папа-миллионер.
- Да спорим, я его натяну?
- Даже спорить не буду, что не натянешь.
- Пошел ты... - Джон поднялся с дивана и, пошатываясь, направился к омеге, который, увидев приближающуюся фигуру альфы, тут же уставился в стол.
- Привет, можно присесть? - Джон посмотрел сперва на брюнета, потом на его собеседника - рыжеватого невзрачного бету, который тут же подвинулся.
- Привет, - выдавил из себя омега, чувствуя жуткое стеснение. Это почувствовал и Джон, со снисхождением определив для себя, что мальчишке он уже нравится, а значит станет легкой добычей.
- Я Джон, а вас как зовут? - альфа продемонстрировал широкую улыбку.
- Майк, - кивнул бета, с интересом разглядывая подошедшего.
- А меня Доминик, - омега мило улыбнулся, постепенно расслабляясь. Единственно, что его смущало, так это то, что ухажер был в сильном подпитии.
- Я тебя тут раньше не видел... - альфа рассматривал мальчишку, определяя для себя, что на одну ночь такой вполне прокатит.
- А я редко хожу по клубам, - омега пожал плечами.
- Чем же ты занимаешься в свободное время?
- Учусь, читаю, хожу в спортзал, - Доминик смущенно улыбался, чувствуя, что альфа, наверно, быстро потеряет интерес к такому тихому ботанику как он. - А ты часто тут бываешь?
- Да, каждый вечер...
В этот момент бета, друг Доминика, решив, что своим присутствием явно мешает налаживанию мостов между омегой и его новым красивым другом, поднялся и, кивнув обоим, произнес:
- Мне, наверно, пора. Доминик, завтра позвони.
- Конечно, пока, - омега хихикнул, глядя как Майк удаляется из зала. - Это троюродный брат...
- Вы непохожи, - пока всё складывалось удачно, и Джон прикидывал, где бы можно потискать своего нового знакомого. Вот только нужно было это делать аккуратно. Трепаться альфе уже надоело.
- И много у тебя братьев?
- Двоюродные и троюродные есть, а так... Я единственный сын.
- А, понятно, - эта информация для Джона была бесполезной. Поэтому он решил перевести разговор на другую тему: - Давай выйдем, я покурю...
- Но можно курить и тут...
- Я хочу проветрить голову. Составишь мне компанию? - Джон поднялся.
- Конечно, - Доминику не хотелось никуда идти, но и оставаться одному тоже.
Парни прошли через зал, и Джон незаметно кивнул Стиву, дав знак, что всё идет по плану. Бета лишь пожал плечами.
На улице было прохладно, и Доминик кутался в ветровку, поглядывая на Джона, рассматривая его красивый профиль. Альфа был так красив, что мальчишка не мог отвести от него взгляда.
- Что, нравлюсь? - снисходительно усмехнулся Джон. Парень снова опустил глаза.
- Ну да, немного...
- Это хорошо.
Альфа приобнял мальчишку и повел за угол, где был глухой тупик. Доминик начал волноваться, но виду старался не показать. Между тем Джон грубовато обхватил омегу и начал целовать в губы. Отпор оказался для парня сюрпризом.
- Что ты делаешь?! - Доминик не ответил на поцелуй, наоборот, он начал отталкивать Джона. В глазах мальчишки появился животный ужас: - Я не готов, я никогда не целовался!
- Ну и что? - Джон и не думал останавливаться. Голова приятно кружилась, а запах мальчишки был просто божественным: - Всё когда-нибудь нужно сделать в первый раз.
- Но не так! Пусти меня!
Джон, не обращая внимания на сопротивление мальчишки, продолжил, когда вдруг почувствовал пощечину.
- Я сказал, не смей! - глаза Доминика горели, хотя чувствовалось, что омега очень испуган. Пощечина взбесила Джона. Еще никогда и никто не смел его ударить. А уж тем более когда он, сын самого богатого человека в городе, король всех вечеринок, снисходил до этих страшненьких никчемных омежек. Джон ответил тем же, только со всей силы ударив по скуле Доминика, который едва не упал от удара, но парень сам придержал его. В голове альфы возникла мысль, что надо бы проучить гаденыша, который просто не понимает, какое это счастье вообще - оказаться в объятиях Джона.
Прислонив омегу к стене и сжав ему горло, парень одной рукой оголил ему грудь, а затем расстегнул брюки. Сообразив, что собирается сделать альфа, Доминик начал царапаться и толкаться, но для мощного Джона это не было сопротивлением. Ударив мальчишку в живот, альфа лизнул ему щеку, повернул его лицом к стене и, вывернув руки, завязал их за спиной рукавами рубашки. Брюки и белье уже болтались на коленях жертвы. Доминика колотило от мысли, что сейчас произойдет. Всхлипывая, он пытался повернуться к альфе.
- Не делайте этого, я девственник. Пожалуйста.
- Да мне плевать, кто ты, - Джон тяжело дышал, покусывая шею жертвы. - Давай, сопротивляйся...
Доминик молчал, теперь понимая, что любые попытки освободиться вызовут только радость у насильника. Между тем Джон обхватил за бедра омегу, заставляя прогнуться. Доминик кусал губы, краснея от стыда, но когда мальчишка почувствовал, как горячая плоть касается его ягодиц, он тут же напрягся, явно не желая впускать внутрь альфу.
- Расслабься! - Джон потянул парня за волосы и прошептал на ухо. - Иначе я тебя раздеру до крови.
Доминик не повиновался, да он и не мог. Всё тело оцепенело и напряглось. Видя, что разговаривать с омегой бесполезно, Джон стал мерно избивать его, пока, корчась от боли, Доминик невольно не расслабил анус, чем и воспользовался насильник, резко введя член внутрь почти до половины. Мальчишка закричал от резкой боли, но альфа быстро закрыл ему рот ладонью. Еще один резкий толчок - и член вошел в Доминика полностью. Кроме разрывающей боли мальчишка почувствовал, как будто черная рука копается в его груди. У Доминика была врожденная ишемическая болезнь сердца, и, чтобы избежать осложнений, мальчишка старался сильно не волноваться и не переживать. Но сейчас... Он испугался еще больше. А если он умрет из-за этого подонка? Теперь, помимо стыда, разочарования и отчаяния, Доминик думал о том, что если он выживет до конца этого гнусного действа, то ему нужна будет срочная медицинская помощь. И, чтобы не стало еще хуже, омега усилием воли пытался не вдаваться в полное отчаяние и плакать. Мальчишка знал, что от слез делается легче. Это всего лишь изнасилование. Всего лишь... Джон наиграется и уйдет, и ничего не будет больше, и всё закончится. Доминик об этом забудет, как о дурном сне. А девственность, бог с ней, главное, не умереть тут же, от приступа. И не провоцировать насильника на новое избиение.
Альфа чувствовал, что омега не держится на ногах, поэтому придерживал его сам, грубо трахая, прислушиваясь, как тихо стонет от боли его жертва. Джон сразу заметил, что омега возбужден не был - меж его ягодиц не было ни капли смазки. Вот только потеряв от выпитого все тормоза, парень даже не думал, как больно может быть его жертве, да и вообще, каково это - быть изнасилованным. Через какое-то время член стал скользить лучше. Джон и не удосужился посмотреть вниз, решив что это смазка. Темп нарастал. Доминик не кричал, только чуть постанывал, дыша ртом, уперевшись лицом о стену, дожидаясь, когда насильник получит удовольствие и этот ад, наконец, закончится. Внутри было уже несколько разрывов, и мальчишка морщился от боли, пытаясь не кричать, чтобы, с одной стороны, не доставлять нового удовольствия этому подонку и, с другой, не спровоцировать альфу на новую серию побоев. Но что было самым ужасным, так это шок от того, что им, Домиником, завладел парень, который внешне был так не похож на насильника. Ведь он красивый, молодой и, наверное, богатый. Что ему стоило завоевать Доминика, только потратив больше времени? Но ему не нужен был Доминик, ему нужно было удовлетворить свою похоть.
Движения Джона стали более резкие, и вскоре внутри себя мальчишка почувствовал горячую жидкость. За спиной раздался сладострастный стон удовольствия. Ну вот и всё... Альфа вышел из своей жертвы и, развязав ему руки, начал поправлять на себе одежду.
- Так-то ты страшненький, но для одного раза сойдет.
Мальчишка сполз на асфальт, молча уткнувшись в стену и как-то странно согнувшись, невольно держась рукой за грудь. Он уже не плакал, просто сидел как был, со спущенными брюками и разорванной рубашкой. Альфа хотел уже уйти, но внутри что-то кольнуло.
- Эй, ну ты чего? - альфа поднял Доминика и стал одевать, тут, наконец, при тусклом свете фонаря заметив, что по его бедрам стекает кровь. Джон нахмурился. Алкоголь начал испаряться из головы, и вот теперь до альфы стало доходить, что то, что произошло - это изнасилование, причем самое настоящее. Одев омегу, парень сделал шаг назад, и тот снова медленно опустился на асфальт, глядя куда-то в пустоту: - Эй, как тебя... Доминик, давай договоримся.
Джон присел на корточки, взяв за подбородок мальчишку.
- Я тебе дам денег, сколько тебе надо, и мы забудем этот досадный инцидент.
Мальчишка не отвечал. Альфа сообразил, что тот думать, видимо, не в состоянии. Тогда оставался единственный выход - свалить отсюда, всё равно омега знает только имя Джона. А если до него доберутся, он наймет адвокатов, которые размажут омегу по стенке.
- Ладно, как хочешь, - Джон вздохнул и скрылся за углом. Но далеко идти не стал. Трезвея, он чувствовал всё большие угрызения совести и нарастающее беспокойство. Он тихонько заглянул в тупик. Доминик был на том же месте, только он не сидел на коленях, а лежал на холодном асфальте, вцепившись рукой в рубашку в районе сердца. Джон мысленно чертыхнулся. А если омега, чего доброго, сейчас умрет тут? Это уже похуже будет. Но альфа боялся не только за последствия со стороны закона. Осознание, что его поступок, скорее всего, поломал жизнь мальчишке, было для него мучительным. Джон вернулся к Доминику, который был бледен и по-прежнему не реагировал на насильника, только тихо стонал. Парень сообразил, что причина была, скорее всего, в боли, которую омега испытывал.
- У тебя неполадки с сердцем?
Молчание. Альфа покусывал губы, глядя на тонкое лицо своей жертвы. А в чем омега был виноват? Что просто засмотрелся на Джона? Что повелся на его красивую внешность? Он даже пьяным не был, да и пришел в этот клуб, видимо, впервые. Альфа почувствовал себя гадко, как никогда. Вздохнув, он взял Доминика на руки и понес к машине.
Сын олигарха уже много раз водил автомобиль в пьяном виде, поэтому и сейчас сесть за руль для него не стало проблемой. Посмотрев по навигатору: где находится ближайшая частная клиника, альфа поехал туда. Уже подъезжая к больнице, Доминик, наконец, начал реагировать на происходящее. Боль в груди приутихла, зато мальчишка чувствовал, как брюки все противно пропитались кровью.
- Куда ты везешь меня?
- В клинику...
- Не лги. Ты хочешь замести следы, - Доминик посмотрел на альфу. - Ты убьешь меня и спрячешь труп. Чтобы тебя не посадили за изнасилование.
- Нет... - Джон смотрел на дорогу. У него и в мыслях не было убивать парня, всё-таки он не настолько подонок: - Я хотел бы с тобой договориться, чтобы об этом случае никто не узнал. Что ты хочешь за это?
- Больше никогда в жизни тебя не видеть.
- Это само собой... - Джон вздохнул. - Сколько денег ты хочешь?
- Мне не нужны деньги, - на глазах у омеги снова появились слезы, - мне ничего не нужно... - мальчишка замолчал, понимая, что рассказывать насильнику о том, что он мечтал, чтобы любимый человек лишил его девственности в красивой обстановке и теплой кровати, как минимум глупо. Доминик замолчал и закрыл лицо руками. Не выдержав, парень всё-таки произнес: - Я даже губы свои берег для него, для любимого. Хотя, что жалеть. Поздно. Вот только как теперь я буду доверять таким как ты? Я не знал, что насильники могут быть красивыми.
Альфа молчал, пялясь на дорогу. Какой он подонок, он уже понимал очень хорошо. Наконец машина подъехала к клинике.
- Сможешь сам идти?
- Смогу, - омега вышел из машины и тут же снова покачнулся, но, готовый к такому раскладу, альфа его тут же поймал. - Сердце... Я переволновался. Мне нельзя...
- Я уже это понял... - Джон взял на руки мальчишку и понес в отделение, где передал врачам. Там же он снял деньги с карты и расплатился наличностью за лечение своей жертвы, после чего, не дожидаясь, что ему могут начать задавать скользкие вопросы, тут же исчез, решив, что про омегу лучше забыть. А дальше - будь что будет.

@темы: ориджиналы, омегаверс

URL
Комментарии
2013-11-14 в 16:21 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Глава 2. Разговор с отцом

Прошло несколько дней после случая в клубе. Джон уехал в другой город, но не потому, что боялся. Ему было неприятно оставаться там, где он повел себя как последний подонок. Хотя, по большому счету, он таким и являлся.
День за днем Джона мучила мысль, что происходит сейчас с омегой, которого он изнасиловал, и если у него с сердцем совсем плохо, найдет ли он деньги на лечение? Теперь Доминик не казался Джону таким некрасивым. Альфа не мог не принять, что было в мальчишке какое-то тайное, скрытое очарование, слишком утонченное, чтобы быть вызывающе заметным.
Вернувшись в город, Джон рискнул и заехал в клинику, где оставил омегу. Однако узнать о судьбе мальчишки альфа не смог: буквально на следующий день его перевели в другую больницу по его собственному желанию. В какую? Это было тайной. Джон окончательно расстроился. И хотя он понимал, что лучше бы ему с Домиником больше не встречаться, парню страшно хотелось увидеть его еще раз. Извиниться. Хотя, как можно извиниться за такое? Как можно простить? Альфа удивлялся сам себе, но с того вечера в клубе на его душе появился гнет, который он никак не мог сбросить. А еще Джон чувствовал, что его тянет к омеге не только желание покаяться. Образ мальчишки снова и снова вставал перед глазами, постоянно, днем, ночью. Как наваждение.
Не долго думая, парень нанял частного детектива, чтобы найти свою жертву. Но все поиски не приносили результата. Доминик будто в воду канул.
Друзья заметили, что Джон стал более закрытым, задумчивым, даже грустным. Однако на вопросы он не отвечал, и последнее, о чем мог подумать Стив, что дело было в том черноволосом мальчишке. Альфа никогда не был всерьез кем-то увлечен, да и то, что Джон мог кого-то изнасиловать, никому просто не приходило в голову.
Около месяца прошло в бесплодных поисках. Джон иногда думал, что мальчишка умер, и от этой мысли внутри всё холодело. В один из дней, когда альфа сидел в своей комнате в особняке отца, не желая идти ни в клуб, ни на вечеринку, раздался звонок на сотовый.
- Мне сказали, ты еще дома, - это был отец парня, Арнольд Миллер, - Зайди в кабинет, есть серьезный разговор.
Джон поднялся. Обычно все серьезные разговоры с отцом составляли суть душеспасительную беседу о том, что нужно взяться за ум, после которой единственный сын и наследник на какое-то время лишался довольствия. На более серьезные вещи, которые бы выходили за рамки пустословия, как мысленно называл это всё Джон, обычно у крупного бизнесмена времени не находилось.
- Куда ауди дел? - вместо приветствия произнес папаша, сидевший в дорогом костюме и очках с тонкими стеклами. Вообще со стороны господин Миллер напоминал учителя биологии или, на худой конец, доцента с кафедры физики и математики, но это было лишь первым впечатлением. За этими интеллигентными очками скрывался взгляд хищника, который Арнольд с трудом мог потушить. Джон знал, что папа снисходительно относится исключительно к зависящим от него родственникам, что же касается его работников и конкурентов... У господина Миллера был жесткий характер, даже жестокий. И Джон не был уверен, что его отец никогда не переступал закон, причем в самой опасной форме. В суховатом, жилистом теле Арнольда таилась огромная энергия, наделявшая альфу особенной привлекательностью, хотя и лицо его было вполне красиво. Но это не было лицо ангела. Наоборот. Оно было мужественным и сложным. Это лицо нельзя было прочесть с первого взгляда, слишком много эмоций и мыслей оно несло в себе.
Сегодня Арнольд был непривычно серьезен и вдумчив, что было необычно, ибо что говорить сыну папа всегда знал заранее и наизусть.
- Я разбил ауди... - Джон откашлялся. За последние полгода это была третья машина, которую он умудрился угробить, причем чудом оставшись в живых.
- Я так и понял, - Арнольд закурил, потом снова уставился на сына, - Пора перекрывать тот поток инвестиций, которые я в тебя вкладываю. Ты охуел, сынок.
Мистер Миллер был спокоен, как дохлый лев, вот только его холодные серые глаза горели странным и недобрым огоньком. Джон сглотнул.
- Дай мне исправиться...
- Не дай, а дайте! - Арнольд выпустил вниз струйку дыма, - Ты мне в качестве сына уже вот где сидишь. Поработаешь уборщицей.
- Па... Ой, мистер Миллер, - Джон напрягся. Когда папа просил обращаться к нему на "вы", это значило, что всё очень плохо, даже очень, - А можно мне какую-нибудь другую должность?
- Боишься не справишься?
- Я справлюсь... Но я могу больше, - парень покосился на отца.
- Ты можешь только тратить мои деньги налево и направо. И шлюх трахать. Кстати... - Арнольд затянулся, оценивающе рассматривая сына, - Тебе бы пора уже и жениться. Тебе сколько лет? Двадцать.
- На ком? - говорить, что "я не готов", парень не рискнул. В данной ситуации это было равносильно самоубийству, только в более тяжелой форме.
- На нем, - потушив окурок о хрустальную пепельницу, Арнольд взял со столика бумажную папку и кинул ее Джону. Глаз у президента был острым, поэтому папка ударилась о живот парня, который даже не успел поймать её, и рухнула на пол, - Придурок, - пробубнил альфа.
Джон не ответил, решив что спорить с этим фактом бессмысленно. Мальчишка поднял папку с пола и, открыв ее, ахнул. Внутри лежали фотографии Доминика. Во всех видах, фас, профиль, сверху-сбоку. Плюс к ним прилагалась информация об омеге: дата рождения, рост, вес, увлечения, характеристика, место учебы, адреса, телефоны, контакты в интернете, а также список болезней и их описание.
- Что, нравится? - Арнольду в голову не могло прийти, что Джон и Доминик могли как-то пересекаться, - Очень хорошая для тебя пара. Он породистый, умный, воспитанный, не шляется по таким гадюшникам, где ты прописался, имеет понятие о морали, при этом отличается хорошим характером, не истеричен. По слухам, девственник. Да, зовут Доминик. Так как я не уверен, что ты не пропил свои мозги и не разучился считать, сразу скажу, ему девятнадцать. Кстати, учится на отлично и увлекается волейболом. Сам бы его трахал и постанывал, но боюсь, на такого как я он не посмотрит. Слишком большая разница в возрасте, - Арнольд поглядывал на сына, который растерянно перебирал фотографии мальчишки, - А ты подойдешь. К тому же опыт у тебя огромный, перетрахал ты полгорода, и как запудрить мозги невинному мальчику, думаю, ты знаешь даже лучше чем я.
- Так мне женить его на себе надо? - Джон поднял глаза на отца.
- Женить. Ты всё правильно понимаешь, - Арнольд закурил снова, - Кстати, у него проблемы с сердцем. То есть нельзя его бить, доводить и пугать.
- Да?.. - Джон опустил глаза, - А если я не смогу...
- Тогда мазератти по праву наследования переходит к моей собаке, а ты берешься за метлу и начинаешь, наконец-то, отрабатывать вложенные в тебя деньги, - Арнольд снова мрачнел, - Правда, работать тебе в этом качестве придется лет двести, но это ничего. Когда-то ведь надо начинать браться за ум. И денег ты больше не увидишь. Мало того, ты даже не увидишь их после моей кончины, хотя умирать в ближайшее время я не собираюсь. Мне только тридцать восемь.
- Ты можешь лишить меня наследства? - медленно протянул Джон, - Я же у тебя один! - мальчишка почти что закричал, не ожидая такого расклада.
- А у меня очень хорошая сперма! - в том же духе ответил мистер Миллер, закидывая ногу на ногу, - Женюсь снова и будет еще один сын. И еще. Воспитать я их успею, не так, как тебя. Тут, конечно, я дал серьезную промашку. Сам виноват. Но это уж либо бизнес, либо ты. Я понадеялся, что у тебя хватит ума вести себя прилично.
- Папа, но это же жестоко... - Джон кусал губы.
- Что жестоко? Ты столько народу перетрахал, а теперь не знаешь, с какой стороны подлезть к омеге, который стоящий член вблизи не видел? Ты это мне хочешь сказать? Поведи его в рестораны, почитай вслух Данте с Петраркой. Это поэты такие, запиши на листике, - Арнольд желчно смотрел на сына, пуская дым в сторону пола, - Главное, не показывай сразу, что ты духовный малограмотный инвалид и не отличаешь Гоголя от Гегеля, Гегеля от Бебеля, Бебеля от Бабеля, Бабеля от кабеля, кабеля от кобеля, и кобеля от суки. Хотя нет, вру, в последнем хотя бы ты преуспел.
- А? - Джон хлопал глазами, вообще не поняв смысл каламбура. Господин Миллер только скривился.
- Доминик не должен знать, кто ты, пока ты его не охмуришь окончательно.
- Почему?
- А, так ты думал сыграть на моих деньгах и положении? Нет, такой вариант не пройдет. У парня денег больше, чем у тебя. Его отец - крупный магнат, владелец сети аптек и частных клиник, - Арнольд протер очки. Альфа чаще носил линзы, но от них слишком уставали глаза, - Зовут его папу Алекс Вильям, в списке "Форбс" он занимает почетное пятое место. Хотя, какой "Форбс". По-моему, последний раз из печатных изданий ты держал в руках если не букварь, то инструкцию к Apple, а грамота тебе нужна только для чтения вывесок, чтобы не перепутать магазин Dolce & Gabbana с общественным туалетом.
- Я не настолько идиот... - Джон, правда, сам не верил в свои слова. Задача, которую ставил перед ним отец, учитывая случай в клубе, была непосильной.
- Докажи мне! - зло протянул Арнольд, - Так вот, Алекс Вильям задумал сливаться с другой фармацевтической сетью, нашими конкурентами и, если это произойдет, нас вытеснят с рынка. Вильям монополист, и нам любой ценой нужно не допустить этого слияния. Брак - это самый простой и доступный способ избежать проблем. Не нанимать же мне киллера, это всё-таки незаконно.
Парень кивнул, понимая, что если его папаша узнает о том, что сын магната господина Алекса Вильяма (который занимает в "Форбс" почетное пятое место), был месяц назад грубо изнасилован Джоном, ночью, в подворотне, возле клуба, то киллер будет нанят не для конкурентов. А сперма у отца, наверно, действительно хорошая, дети еще будут...
- И последнее, - Арнольд скрестил пальцы, положив их на колено, - Мальчишка последние несколько недель болел, что-то опять с сердцем, но на днях его выписали, и он снова ходит в университет. Так что лови его там. Удачи, сынок.
Последнюю фразу господин Миллер произнес с каменным лицом и нотками металла в голосе. Джон поднялся на ватных ногах и поковылял из кабинета. В голове была каша.

URL
2013-11-14 в 16:22 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Глава 3. Последствия травмы

Когда Доминик, наконец, пришел в себя, в одиночной палате кардиологического отделения, его беда предстала перед ним со всем уродством и яркостью. Перед глазами омеги проносились сцены произошедшего, липкие касания, боль в теле, холод и шершавость кирпичной стены, мерзость проникновения, расставленные голые ноги, запутавшиеся в спущенных брюках. И чужие потные ладони, трогающие везде, где мальчишка никому никогда не позволял касаться себя.
Лежа на спине, Доминик смотрел в потолок, чувствуя, как по лицу катятся слезы. Невольно вспоминалась самодовольная, наглая, пьяная рожа Джона. Омега повернулся на бок и, хотя и был опутан какими-то трубками, свернулся в клубочек. Внутри всё сжималось от давящей обиды и мерзости, которая, как слизь, испачкала его всего, от ступней до макушки.
Еще омега злился на самого себя. Как только он мог посмотреть на такого подонка? Стал ему глазки строить. Больше никогда, никогда Доминик не посмотрит ни на одного альфу. Никогда не позволит себе даже намека на симпатию. Мальчишка в бессилии сжимал кулаки. Как же глупо он себя повел. Сначала смотрел на Джона, таял практически от одного его вида, а потом пошел за ним. Куда? На что Доминик надеялся? На признание в любви? Ну да, Джон признался. Как он сказал? "Так-то ты страшненький, но для одного раза сойдет". Страшненький, для одного раза... Эти слова плотно врезались в память. Теперь мальчишка ненавидел свою внешность, лицо, фигуру, пол, себя самого, личность, привычки. Ведь будь он другим, будь умнее, сильнее, прагматичнее, этой беды бы не произошло. Не родись он омегой, его бы не изнасиловали. И, что было особенно больно, изнасиловали-то его не от большой любви, а потому что одному пьяному подонку просто захотелось расслабиться. Доминик теперь ненавидел еще и альф, пусть и в лице Джона. Мир, который до этого был теплым и безопасным, дал трещину, раскололся на части.
Но себя омега презирал больше, чем кого бы то ни было. Доминик был из той категории людей, кто во всех бедах винит прежде всего себя, а потом только тех, кто к этому действительно может быть причастен. "Ненавижу себя" - шептал Доминик, зачем-то дернув проводки и трубки. Запищали какие-то приборы. Омега плакал. Презрение к себе, казалось, дошло до крайней точки.
Прибежал медбрат, чтобы проверить, что произошло. Мальчишка же, увидев его, попытался подняться.
- Мне надо помыться, срочно! - Доминик не очень понимал, что говорит и что делает, и санитар это сразу понял.
- Мы вас уже помыли, вы чистый.
- Нет, вы не понимаете! - омега закрыл лицо руками, стыдясь собственных воспоминаний, - Мне нужен бензин, я буду мыться бензином!
- Зачем бензином? - санитар постарался прижать мальчишку к кровати, но он только закричал громче, продолжая вырываться.
- Так я буду чище, мне нужен бензин! - не помня себя, омега вдруг резко толкнул медработника и вскочил с кровати, озираясь. От резкого подъема Доминик почувствовал головокружние и слабость, но устоял на ногах, - Бензин, бензин...
Санитар уже звонил доктору, поглядывая на взбесившегося пациента. А омега, покачиваясь, подошел к прозрачному шкафу, и, открыв его, начал перебирать пузырьки с лекарствами. Прошло мгновение, и парень уже не помнил, зачем это делает. Санитар медленно подошел к Доминику и, видя, что тот притих, взял у него из рук пузырьки и поставил на место.
- Лягте в постель, - медбрат произнес это почти шепотом, чтобы не испугать мальчишку. Доминик в ответ криво улыбнулся.
- Я не могу лежать...
- Почему?
- Мои ноги, они дрожат и совсем как деревянные, они зовут меня куда-то идти, - омега отвечал тоже шепотом, - Я не могу лежать. Мне больно лежать. Что-то с моим телом...
В эту секунду дверь открылась, и вошел доктор.
- Доминик, почему... - мужчина не успел договорить. К нему подошел санитар и начал что-то шептать. Врач кивнул. Единственное, что разобрал омега, было: "Нужна помощь психиатра".
Омега чувствовал, что стоять становилось всё труднее. Деревянные ноги превращались в ватные, а в голове кто-то начал говорить, на непонятном языке, неразборчиво, и, казалось, этот голос принадлежал Джону, насильнику. Не выдержав этого всего, Доминик рухнул на колени и заорал, падая в темноту.
Очнулся мальчишка в обществе какого-то другого врача и человека в форме, на которую был накинут белый халат.
- Меня зовут Эндрю Блек, я лейтенант полиции, - альфа средних лет кивнул омеге, - Согласно заключению врачей, мы можем предположить, что вы подверглись сексуальному насилию...
Доминик смотрел во все глаза на полицейского, стараясь понять, что он хочет, затем замотал головой.
- Вы ошибаетесь, со мной всё в порядке!
- Вам не стоит бояться...
- Я не боюсь, я не хочу, чтобы я был где-то зафиксирован как жертва изнасилования, вам ясно? - омега с ненавистью посмотрел на полицейского, - Это не должно быть нигде написано. Это унизительно. Со мной всё в порядке.
- Но...
- Нет! Нет! Я не хочу, чтобы кто-то знал, что это произошло. Не смейте влезать в мою личную жизнь! - Доминик снова заплакал.
Врач, скривившись, посмотрел на полицейского. Тот только пожал плечами.
- Вы, конечно, можете не писать заявления.
- Уходите, пожалуйста... - мальчишка всхлипывал, - И не смейте никому говорить! Никто не смейте говорить кому-то, что со мной случилось, иначе я вас засужу. Всех!

URL
2013-11-14 в 16:22 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Полицейский молча вышел, оставив мальчишку наедине с доктором, который начал было говорить, но Доминик снова не желал слушать.
- Я что, опасный?
- Нет, но вы были не в себе...
- Мне не нужна ничья помощь. Не нужна! Я сам справлюсь, - омега дышал ртом, - Завтра я перевожусь в другую клинику. И если хоть одна душа узнает, что со мной случилось, вам всем не сдобровать. А за молчание я заплачу. Теперь оставьте меня одного, пожалуйста...
Наутро Доминик перевелся в клинику отца, где обычно лечил сердце. Сейчас оно тоже было не в порядке, переживания не прошли напрасно. Но самым худшим стало то, что внутри омеги будто что-то сломалось. Нанесенная Джоном травма оказалась слишком сильной. И хотя мальчишка уверял себя, что ничего страшного не произошло, что всё пройдет и забудется, на деле всё шло не так, как хотелось. Доминик несколько раз ловил себя на мысли, что хочет себя изуродовать, что он стал до паники бояться людей, и что он сейчас больше, чем всегда ищет уединения и молчания.
Отец всё это время, пока мальчишка находился в клинике, был в другой стране на каких-то важных переговорах, и вернулся только через неделю после случая в клубе. Но Доминик уже научился к тому времени делать вид, что всё хорошо, и вечно занятый бизнесмен просто не заметил, что с мальчишкой творятся странные вещи. Сердце... Этим Алекс Вильям объяснил себе и замкнутость сына, и его крайне грустный вид.
Когда Доминик выписался и вернулся к учебе, он заметил у себя еще одну фобию: парень стал бояться прикосновений других людей. Они его как будто обжигали. А еще омега потерял интерес ко всему: к учебе, к чтению, ко всему, чем увлекался. Под предлогом обострения болезни сердца парень покинул секцию волейбола. На парах он сидел, уставившись в одну точку и не слышал ничего из того, что рассказывают преподаватели. Доминик остро нуждался в помощи и... не понимал этого. Оставшись в одиночестве, он плакал, часто не понимая почему. А еще мальчишка начал избегать зеркал. Парню стало противно собственное отражение. Никогда Доминик не чувствовал себя таким некрасивым. Слова насильника, услышанные в момент наибольшего шока, плотно засели в подсознании.
Доминик больше не хотел думать о любви, отношениях, об альфах, решив для себя, что женится на том, на кого покажет отец. Романтики больше не было. Какая могла быть романтика, если ты пытаешься кокетничать с понравившимся альфой, а он через полчаса избивает и насилует тебя в подворотне! Омега презирал себя за наивность, глупость, за доверчивость, за неподготовленность к ужасам окружающего мира, за свое домашнее воспитание.
Но настоящим шоком для Доминика стала новая встреча с Джоном. Омега шел из университета к машине по подземной стоянке, когда ему дорогу преградил его насильник. У мальчишки похолодело всё внутри, папка с тетрадями выпала из рук.
- Ты... Нет... - в панике мальчишка начал пятиться назад, закрывая лицо руками. В его глазах был ужас. Джон, кусая губы, попытался поговорить с омегой.
- Я ничего не буду делать, не бойся, - Джон поднял папку с асфальта, - Я хочу поговорить...
- Уйди, не трогай меня, - Доминик мотал головой, чувствуя, что находится на волоске от паники, - Не надо больше. Я страшный, не надо!
- Нет, ты не страшный, ты мне понравился... - тут Джон понял, что сказал что-то не то, потому что омега опустился на корточки и закрыл голову руками. Мальчишка дрожал как осиновый лист.
- Тут люди, студенты. Они увидят, что ты делаешь, они не допустят.
- Я не собираюсь тебя насиловать... - альфа аккуратно положил папку рядом с Домиником и коснулся рукой его плеча. В ответ мальчишка вскрикнул, как будто его обожгли и отшатнулся, рухнув назад и пятясь.
- Не трожь. Больно, не трожь...
- Я только коснулся твоего плеча, - альфа, не скрывая удивления, уставился на Доминика, который с момента их последней встречи как будто похудел и осунулся.
- Больно... До меня не надо дотрагиваться. Мне больно от этого.
- Ты с ума сошел... - протянул Джон, на что омега оскалился.
- Я... Я не сошел с ума, я умер. Не трогай меня. Хочешь денег? Сколько надо, чтобы я тебя больше не видел?!
- Ты мне нравишься... - альфа покусывал губы. Мальчишка в ответ странно выгнулся и протянул, почти воя.
- Никогда, никогда не говори мне, что я тебе понравился... Не говори мне это! - омега сел на асфальт, снова закрыл лицо руками и заплакал. Джон поднялся. Их встреча была адом для обоих. Оставив плачущего Доминика, парень пошел к машине. Усевшись внутрь, он задумался, снова и снова проигрывая в голове разговор с омегой. "Никогда, никогда не говори мне, что я тебе понравился..." парень вспомнил, каким был Доминик в клубе, когда они только познакомились, он улыбался, засматривался на Джона... Альфа в бешенстве ударил по рулю. Зачем он так себя повел тогда? И что теперь делать? Мальчишка ненавидит его и боится до паники. Даже простое прикосновение приносит ему боль. Кажется, даже крыша поехала. По крайней мере, Джон никогда не видел, чтобы нормальные люди так себя вели, так разговаривали.
С одной стороны, Джон убеждал себя, что омега просто слабак, полоумный псих, ботаник... Что такой достоин презрения. С другой... Его лицо, даже искаженное отчаянием, яростью и безумием, было прекрасно. Доминик страдал, и это почему-то нравилось парню, хотя его явное отвращение к насильнику, безусловно, вызывало приступы злости. А еще Джон помнил, что нужно выполнить задание отца. А как это сделать, было непонятно.

URL
2013-11-14 в 16:23 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Глава 4. Попытки сближения

Джон несколько дней провел в раздумьях. Он понимал, что все способы, которые он использовал обычно, направленные на завоевание омег, в случае с Домиником не сработают. Надо было придумать что-то еще. Во-первых, попытаться сделать так, чтобы мальчишка привык к мысли, что Джон надолго вошел в его жизнь. А потом приучить к себе.
Ровно через неделю альфа снова появился в университете, только на этот раз он подкарауливал свою жертву не на стоянке, а в коридоре. Когда пара закончилась, и из аудитории начали выходить студенты, парень встал напротив двери, раздумывая поговорить с омегой еще раз. Однако, когда Доминик увидел своего насильника, то тут же пустился бежать, не дожидаясь, когда Джон к нему обратится.
Альфа где-то ожидал такой реакции, поэтому через пару дней повторил попытку, на этот раз подкравшись к омеге в тот момент, когда он читал конспект, сидя на подоконнике в рекреации.
- Привет... - Джон стоял напротив омеги, который, увидев очередной раз своего обидчика, побледнел и даже стал лихорадочно трястись. Омега молчал, и судя по его рассеянному взгляду по сторонам, мечтал, как бы сбежать, - Перестань меня бояться...
Доминик медленно повернул лицо в сторону альфы и прижал папку к груди.
- Зачем ты меня преследуешь?
- Ты мне нравишься... - альфа не шевелился, готовый в любой момент схватить убегающего Доминика за руку. Однако тот замер.
- Хорошо. Ты получил удовольствие, ты хочешь еще раз?
- Нет, дело не в этом. Ты меня заинтересовал как личность, - Джон врал, и омега понимал это. Слишком неправдоподобной и чужой была эта фраза в устах альфы. Вот если бы он сказал что-то типа: "Я классно оттянулся, а теперь давай ты мне без возражений будешь давать, я буду тебе за это платить", тогда бы Доминик поверил.
- Я тебе не нравлюсь.
- Нравишься, - альфа стоял на своем, - Просто... У тебя интересное лицо. Вроде и не то, чтобы красивое, а притягивает.
- Что ты от меня хочешь? - омега пытался понять игру Джона, а что это была игра, мальчишка не сомневался.
- Отношений.
- Тебе деньги нужны?
- Я же сказал, что отношения, - альфа кусал губы.
- Что ты под ними понимаешь?
- Ну... Мы будем вместе, целоваться, ходить... А потом у нас дети будут, - Джон начал невнятно жестикулировать.
- Дети? От тебя? - у омеги глаза на лоб полезли, - Да я скорее себе матку вырежу, лишь бы от тебя не забеременеть.
Альфа опустил глаза. Почему-то захотелось врезать этому тщедушному ботанику и... Снова оттрахать, так, чтобы еще месяц в клиниках провалялся. Эта мысль как будто отразилось на лице Джона, потому что омега быстро спрыгнул с подоконника и, оставив папку, попытался снова удариться в бегство.
- А ну стой! - альфа схватил мальчишку за руку и прижал к стене. Джон быстро понял, что зря это сделал, потому что омега снова побледнел и сжался. Но парень решил не останавливаться, а высказаться до конца, - Запомни, мы будем с тобой встречаться, и ты нарожаешь от меня детей. И не пытайся выпендриваться.
- Зачем я тебе? Почему я? - омега почти прошептал, чувствуя, как болит плечо в том месте, где за него держал Джон.
- Ты мне нравишься. И запомни, выучи наизусть. Через полгода у нас свадьба, - Джон приблизился к волосам Доминика и громко втянул воздух. Запах был великолепный и возбуждающий, - Ты красивый... - протянул альфа, затем, наконец, отпустил омегу и скрылся в коридоре.
Доминик стоял как вкопанный около минуты, затем прижал к груди папку и сел на подоконник. Сердце стучало так громко, что омега на всякий случай достал таблетки и проглотил пару штук, пытаясь успокоиться. Чтобы идти на следующую пару, и речи не было. Омега думал. Можно было нанять телохранителя, но с ним в университете не походишь. Можно было не выходить из дома, но Доминику не хотелось, чтобы альфа так влиял на его жизнь. Можно было уехать, но это значило, запускать учебу. Одно парень понимал хорошо, что он не хочет отношений с Джоном, причем совсем.
Прошло еще несколько дней, и мальчишка начал получать на электронную почту сообщения от Джона. Первые два Доминик прочитал, а остальные отправлял в корзину, не желая знать, что там. Но каждое письмо, пусть даже непрочитанное, заставляли мальчишку беспокоиться всё больше. Еще не зажили душевные травмы от изнасилования, а это животное, а иначе омега и думать не мог об альфе, уже захотело трахать Доминика на постоянной основе. И хотя мальчишка храбрился перед самим собой, но в темное время суток он теперь боялся даже дойти от машины до магазина. На каждом углу ему чудился Джон, и это стало походить на сумасшествие. В какой-то момент Доминик решил для себя, что альфа - просто маньяк, который однажды поймает его, запрет в каком-нибудь подвале и сделает своей сексуальной игрушкой, навсегда лишив свою жертву свободы и собственной личности.
Один раз придя к этому выводу, Доминик окончательно потерял сон и аппетит. Письма, которые слал Джон, еще больше нервировали, а неожиданные встречи с альфой вообще вызывали приступы тоски и паники. Насильник как будто издевался, появляясь каждый раз там, где Доминик не ожидал его встретить. И снова и снова предлагал встречаться, убеждая, что это неизбежность. Но, к счастью, места, где происходили эти диалоги, были многолюдные. А в иных омега просто перестал появляться. И, когда страх достиг какой-то критической отметки, омега решил нанять телохранителя и частного сыщика, чтобы первый в случае чего предотвратил возможное новое изнасилование или попытку похищения, а второй разузнал, что за человек этот Джон. Оба специалиста работали крайне осторожно, так что об их существовании насильник даже не догадывался. И хотя после появления телохранителя омега стал чуть спокойнее, его тоска не проходила.
На Доминика давило постоянное явное и неявное присутствие Джона. Альфа был живым напоминанием об изнасиловании, которое, как гнилой плод, отравлял душу мальчишке. Забыть не получалось, пережить не получалось, да и рассказать кому-нибудь тоже не выходило. Доминик чувствовал потребность выплакаться перед кем-нибудь, но он больше никому не верил. А еще на его устах как будто кто-то поставил печать. Омега хотел и не мог никому поведать свой секрет, он не знал, как можно о таком рассказывать. Часто, находясь в одиночестве, он сотый раз думал о Джоне, и сотый раз чувствовал себя испачканным.
Вскоре мальчишка окончательно принял мысль, что альфа им интересуется не из меркантильных или иных соображений. Ему действительно хочется, видимо, повторить. Только Доминику этого не хотелось.
Прошло два месяца, а Джон и не думал оставлять его в покое. Доминик с ужасом понимал, что ему не надоедало это делать: ходить за мальчишкой, писать, видя, что омега не ответил ни на одно послание.
Парень стал замыкаться в себе, пропускал пары, ничего не читал, не слушал музыку. Друзьям жаловался на головные боли. Доминик даже перестал включать компьютер, потому что куда бы он не заходил, на почту, в социальные сети, везде были письма от Джона.
Между тем Арнольд Миллер, хоть и надеялся, что сын поведет себя умно и завоюет омегу, всё-таки этот процесс контролировал. И результаты его удивляли. Он, конечно, понимал, что Джон редкий мудак и бездарь, но вот почему от него так шарахается Доминик, Арнольд понять был не в состоянии. Альфа видел, что сын красив, даже чересчур, так в чем же проблема? Навряд ли Доминик отличается такой редкой прозорливостью. Может, омега действительно, не совсем нормальный? Допрашивать Джона о сердечных делах отец не хотел, однако с мальчишкой пообщаться планировал. Прикинув, как это можно сделать, без ущерба для общего дела, господин Миллер набрал номер ректора Университета, в котором учился Доминик.
- Привет, Том, - бизнесмен звонил своему старому товарищу редко и чаще всего по делу, однако тот не обижался. Дела-то обычно были общие, - Я хочу прочитать несколько лекций по экономике. Ты же меня приглашал как-то...
- Привет, Арнольд, - ректор усмехнулся, - Это с каких пор ты стал филантропом?
- Я им не стал... - бизнесмен улыбнулся в трубку. Приятно, когда друзья тебя знают как облупленного.
- Понятно, тебе нужен ролик в новостях...
- Нет, без журналистов. Я просто прочитаю пару-тройку лекций, - Арнольд что-то растерянно чертил паркером в своем дорогом желтом блокноте.
- Ты хочешь предложить мне какое-то условие или содрать энную сумму.
- Нет...
- Ладно, всё равно я не верю, что у тебя что-то просто так бывает. Что ты от меня хочешь?
- Понимаешь, я могу провести три лекции, - Арнольд откинулся на спинке кресла, - Но на одной из них должен присутствовать второй курс факультета международных отношений, поток А, в полном составе, включая увечных, беременных и только что умерших. То есть прийти должны все.
- Давай ты сразу скажешь, перед кем погарцевать хочешь.
- Не опошляй момент, у меня более высокие цели, - бизнесмен ухмыльнулся.
- Просвещать молодежь, это я уже понял. Но чтобы нам обоим было удобнее, поделись тайной, какой именно студент спровоцировал в тебе эту тягу? - ректор достал ручку и блокнот, - Чтобы его точно притащили к тебе на лекцию.
- Доминик Вильям.
- Сын магната? А я уже понадеялся, что ты влюбился, - ректор рассмеялся в трубку, - А ты как всегда по делу.
- Зря ты так, я очень романтичен, только мне не на ком это продемонстрировать, - Арнольд сам посмеивался над собственной циничностью, - Позвони, когда устаканишь время.
- Конечно, а ты готов подвинуть свой график под меня?
- Конечно, сам понимаешь, души порывы... С ними трудно справиться, особенно...
- В твоем возрасте, - язвительно закончил фразу ректор.
- С самого песок сыпется, - хмыкнув, парировал Арнольд.
- Так у тебя всё?
- Да, не буду отвлекать. Созвонимся.
- До связи.
Арнольд повесил трубку, мысленно улыбнувшись. Всё шло по плану. Вот только о чем рассказывать этим студентам?

URL
2013-11-14 в 16:24 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Глава 5. Лекция

С момента разговора между Арнольдом и ректором прошло два дня. Бизнесмен периодически вспоминал про лекции, раздумывая, что бы могло заинтересовать юного Доминика. Конечно, что-то связанное с бизнесом отца. Клиника, медицина, фармацевтика. Вот только как сделать так, чтобы студенты не уснули? Интерактив. Арнольд решил включить обаяние, иначе эффекта никакого не будет. А бизнесмен хотел, чтобы мальчишка подошел к нему после лекции.
Наконец, позвонил ректор. Всё было готово, включая Доминика, который уже неделю отсутствовал на занятиях без уважительной причины. Мальчишке позвонил декан и пригрозил, что за систематические прогулы отчислит, предварительно вызвав отца в деканат. Доминик, хоть и был в депрессии, решил судьбу не испытывать. К тому же, быть выгнанным из университета, значило ужасно расстроить отца, который души не чаял в своем мальчике. Вот только магнат опять куда-то уехал на две недели.
На следующий день Доминик пришел в университет, мрачный и с головной болью. Он уже привычно огляделся по сторонам, но Джона, к счастью, нигде не было. К нему тут же подошел один из однокурсников и радостно сообщил, что сегодня сам Арнольд Миллер будет читать лекцию по экономике.
- Кто это? - на лице омеги не отразилось ничего.
- Ну как, бизнесмен, который фармацевт...
- А, этот... - Доминик пожал плечами и вошел в аудиторию, где как всегда сел вперед, чтобы лучше видеть и слышать преподавателя. Хотя, в последнее время мыслями он отсутствовал на лекциях, думая непонятно о чем и отвлекаясь. Прошло минут десять, и, когда все студенты расселись по своим местам, в аудиторию вошел Арнольд. Бизнесмен знал, что Доминик тут, вот только пока что глазами среди доброй сотни студентов найти его было более чем проблематично.
- Здравствуйте, господа международники, будущие дипломаты и предприниматели, - перед Арнольдом сидело три курса с разных факультетов, - Кто тут еще?
- Журналисты! - раздалось несколько голосов с задних парт.
- Нет, с вами здороваться не буду, вы вечно гадости пишете.
По аудитории прошелся тихий хохот. Доминик с интересом уставился на Арнольда, который не стал вставать на небольшую трибуну, а облокотился о нее, с интересом рассматривая разношерстную толпу студентов, - У вас сегодня появилась уникальная возможность узнать всё о большом бизнесе. Прежде чем я начну, вы можете задать мне какие-нибудь вопросы.
Воцарилось молчание, но тут опять раздался голос с задней парты.
- Расскажите, как вы заработали свой первый миллион.
Арнольд засмеялся.
- Как в старом анекдоте - купил одно яблоко за евро, продал за два, потом купил два яблока. А потом получил наследство от папы.
- А у нас другие сведения!
- Это какие? - бизнесмен приподнял брови.
- Ваш папа был продавцом цветов на рынке, и денег у него не было.
- Я имею ввиду Папу Римского, - Арнольд веселился вовсю.
- Вы издеваетесь!
- Вовсе нет, - Арнольд скрестил руки, - Вы знаете, что из себя представляет мой бизнес?
- Фармацевтика, - раздалось несколько голосов.
- Верно, а что еще про меня в интернете пишут? - бизнесмен, наконец, нашел глазами Доминика, который с интересом слушал Арнольда.
- Что у вас патент на изготовление лекарства от какого-то заболевания.
- Я ученый, был таким до тридцати двух лет, и я изобрел лучшее в мире лекарство против болезни Альцгеймера, и Папа Римский, который к тому моменту уже был серьезно болен, воспользовался им. Ему помогло, и в благодарность мне презентовали мой первый миллион, который я не стал тратить на покупку машин и домов, а построил бизнес...
Доминик был увлечен лекцией, а еще больше - самим Арнольдом, который рассказывал настолько интересно, что мальчишка даже затаил дыхание, на время забыв про Джона и все свои проблемы.
Омега смеялся над шутками оратора, записывал, что он рассказывает, и тайно думал про себя о том, что было бы неплохо подойти к бизнесмену. Но страх и неуверенность в себе мешали, и омега решил про себя, что точно этого не сделает.
Когда, наконец, пара подошла к концу, и студенты стали подходить к лектору, благодаря за интересно проведенное время, Доминик решил, что тоже должен подойти, чтобы соблюсти такт. Но вот только мальчишка всё никак не мог решиться на это. И вот уже почти все ушли, а он так и стоял в проходе, боясь пошевелиться, проклиная себя за непонятно откуда взявшуюся стеснительность.
- Ты что-то хотел спросить? - Арнольд с удовольствием заметил Доминика, отметив про себя, что мальчишка очень смущен, и постарался придать своему голосу побольше мягкости. Но от этого тона омега покраснел еще больше.
- Я... - Доминик попытался что-то еще сказать, но в горле пересохло. Пауза получилась слишком длинной, и омега не знал, куда себя девать. Все студенты вышли, и Арнольд сделал шаг вперед к мальчишке.
- Ну? - Арнольд чуть улыбнулся, хотя его взгляд стал встревоженным.
- Я... - Доминик снова не закончил. Все слова, которые он собирался сказать, показались глупыми и смешными.
- Может, тебе водички принести? Тебе плохо? - Арнольд уже не знал что думать. Мальчишка действительно был странным. Но вот запах... Бизнесмен сделал еще шаг вперед, встав уже вплотную к студенту, аккуратно и незаметно вдыхая аромат омеги. Видя приближение альфы, Доминик потерялся окончательно. С одной стороны, было до безумия страшно, с другой - эта сила и энергия альфы, нереальный мужской запах, эти серые стальные глаза. Омеге было хорошо и плохо одновременно. И то, что они в аудитории были одни...
Это же была последняя пара. Доминик с ужасом понимал, что сюда больше никто не войдет, что он на сегодня отпустил телохранителя, что Арнольд близко, слишком близко, что он сильный, и это чувствуется по его сумасшедшему, необыкновенному запаху, от которого кружится голова, и у него, наверно, большой член. Стало еще страшнее. Все эти мысли разом пронеслись в голове у омеги. И когда Арнольд, который никак не мог понять, что происходит, коснулся руки мальчика, тот вдруг дернулся и, закрыв лицо, попятился назад.
Бизнесмен замер, перебирая в голове все варианты. Согласно характеристике, мальчишка был адекватен, но на деле...
- Простите, я идиот, - Доминик сел на стул и расплакался. - Простите.
Арнольд сел на корточки и посмотрел на студента, понимая, что тема фармацевтики не может так действовать на психику. Значит, дело в чем-то другом.
- За что?
- Я веду себя глупо. Но не дотрагивайтесь до меня, мне больно, простите.
Бизнесмен взял стул и сел напротив Доминика, который боялся посмотреть на альфу.
- Вы же меня не будете трогать? Не будете?
- Тише, тише... - Арнольд прикидывал в голове, что могло послужить причиной такого странного поведения. Это был какой-то шок или травма. Бизнесмен поймал себя на мысли, что отчего-то хочет прижать и приласкать мальчишку, хотя чувство жалости посещало альфу крайне редко, - Я тебя не трону. Ну не плачь, почему ты плачешь?
- Мне стыдно за себя, - омега, наконец, поднял глаза на Арнольда и тут же опустил их, - Что я так себя веду.
- Тебя кто-то обидел? - альфа, наконец, интуитивно начал догадываться, что тут замешено что-то постороннее и, видимо, страшное для мальчишки.
- Обидели... - прохрипел омега, удивляясь, что говорит об этом человеку, которого впервые видел.
- Кто и как? - бизнесмен старался смягчить голос, но получалось плохо.
- Один... - омега кусал губы, - Он... Не могу сказать... - мальчишка сжал кулаки и опустил голову, - Почему вы меня слушаете? Я ненормальный...

URL
2013-11-14 в 16:24 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
- Что он сделал? - Арнольд смотрел на дрожащую угловатую фигуру мальчишки и начал догадываться, - Тебя изнасиловали?
Омега молча кивнул головой и снова заплакал. Арнольд растерянно смотрел на омегу, не зная, как вообще можно утешить в такой ситуации.
- Простите...
- Ты говорил кому-нибудь? - Арнольд прикидывал, что можно сделать.
- Нет, вы первый. Простите, я не знаю, почему сказал именно вам. Я не могу больше, мне надо уйти, куда-нибудь, - омега поднялся, но Арнольд считал, что омегу наедине оставлять просто нельзя.
- Я тебе помогу, я найду его.
- Он сам меня нашел, и преследует меня, - омега поднял полные слез глаза на Арнольда, - Я боюсь сорваться, мне так страшно. Мне некому рассказать. Я схожу с ума...
- Иди сюда, - альфа поманил себе плачущего омегу.
- А вы мне не... - Доминик хотел прижаться к альфе, но боялся его.
- Нет, я - нет, никогда. Не бойся, - Арнольд сказал это каким-то таким тоном, что мальчишка поверил и, дрожа, подался вперед. Альфа аккуратно приобнял его и посадил к себе на колени. Мальчишка замер на мгновение, а потом вдруг расслабился и обнял бизнесмена, уткнувшись носом ему в плечо и всхлипывая. Вопреки ожиданиям, Доминику стало легче. Это было то, что ему не хватало - прижаться к кому-нибудь сильному.
Арнольд почти не шевелился, боясь, что испугает омегу, думая над двумя вещами. Во-первых, как бы не возбудиться, во-вторых, кто обидел мальчишку. Интуиция подсказывала, что это Джон, но сознание не желало принимать такую версию. Между тем омега вроде успокоился.
- Меня зовут Доминик.
- Очень красивое имя, - улыбнулся Арнольд, решив, что надо с мальчишкой встретиться еще раз. Если, конечно, он сейчас не расскажет про изнасилование, - Так что случилось с тобой? Кто тебя преследует?
Лицо Доминика, которое на мгновение озарилось, снова помрачнело.
- Можно, я потом скажу... Можно, просто немного поговорить с вами. Я понимаю, что злоупотребляю вашим временем и что я страшный, - Доминик смотрел на Арнольда, практически дурея от его запаха.
- Доминик, кто тебе сказал, что ты страшный? - альфа приподнял брови.
- А разве нет? - омега опустил глаза. Слезать с колен альфы не хотелось. Мальчишка думал о том, что через минуту бизнесмен уедет по делам, забыв про него. А омега останется наедине мало того, что со своей бедой, да еще теперь и увлеченный им, Арнольдом. Доминик снова почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы.
- Нет, ты красивый, ну что ты... - бизнесмен провел ладонью по волосам омеги. Однако тот, кажется, еще больше расстроился.
- Я ненавижу себя, за свою внешность, характер, у меня даже не хватает духу покончить с собой, - мальчишка снова закрыл лицо руками, но Арнольд аккуратно убрал их и коснулся губами щеки Доминика, бережно и нежно, там где бежала слезинка.
- Ты великолепен, - бизнесмен уже перестал бороться с возбуждением, единственное, радовало, что мальчишка пока на стояк не реагировал, - Глупый мальчик. Таких как ты единицы.
- Единицы. Единица, я. Один, - омега опустил глаза.
Арнольд с трудом сдерживался, чтобы не начать целовать Доминика в губы. Конечно, альфа думал об их встрече, но чтобы всё было именно так?
- Я тебе нравлюсь?
- Да... - еле слышно прошептал омега, - Только... Тот мне тоже понравился, а потом...
- Перестань, со мной такого не случится, - Арнольд уже тихо ненавидел насильника мальчишки.
- А я вам хоть чуть-чуть симпатичен?
- Очень симпатичен, - бизнесмен тяжело вздохнул. Похоже, сыну надо давать отбой.
- Вы женаты, у вас кто-то есть?
- Нет, я разведен, можешь даже проверить, в интернете написано, - Арнольд снова провел рукой по волосам омеги, затем коснулся пальцами его тонких губ. Доминик заерзал на коленях, нервничая, - Не бойся, просто ты такой утонченный.
- А вы можете меня поцеловать? - омега напряженно смотрел на бизнесмена. Арнольду не нужно было повторного приглашения. Губы нежно коснулись мальчишки. Раздался тихий стон. Перевозбужденный Арнольд с трудом сдерживался, чтобы не завалить Доминика на парту и не трахнуть. Но бизнесмен умел держать себя в руках, поэтому даже целовался он очень нежно, чувствуя, как сладкие губы Доминика отвечают ему, доставляя ни с чем не сравнимое удовольствие. Наконец, мальчишка отодвинул лицо и снова посмотрел на бизнесмена.
- Вы возбуждены?
- Да, - просто ответил Арнольд, видя, что мальчишка стал кусать губы, - Не обращай внимания.
- То есть ничего страшного?
- Знаешь, Доминик, страшно было бы, если б возбуждения не было.
Омега чуть улыбнулся и слез с колен Арнольда, хотя и очень не хотел этого делать.
- Вам, наверное, пора...
- Я тебе так быстро надоел? - бизнесмен поднялся.
- Нет... Просто, я вызываю у вас дискомфорт, - Доминик потупился. Вместо ответа Арнольд взял мальчишку за подбородок и поцеловал в губы.
- Я хочу увидеться с тобой завтра.
- Правда? - сердце омеги забилось еще сильнее, - А где?
- Сходим в ресторан, только телефон свой оставь.
Мальчишка засветился, тут же продиктовав свой номер, бизнесмен оставил свой. Когда оба расстались, внутри и Арнольда, и Доминика, было одно и тоже: странное, дикое счастье, которое прорывалось наружу глупой улыбкой.

URL
2013-11-14 в 16:25 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Глава 6. Месть Джона

День прошел у обоих в эйфории. Для Арнольда, который не влюблялся уже много лет, это вообще что-то было из ряда вон. Странное, полузабытое ощущение беспричинной радости. Для Доминика это был день, в котором не было черных мыслей и страхов. Даже Джон ушел на задний план. Мальчишка теперь был уверен, что если рядом будет Арнольд, бояться будет нечего. Бизнесмен внушал доверие.
Так прошел день. На следующее утро Арнольд, разобравшись со своими самыми важными делами, вызвал сына. Бизнесмену не было интересно что-то долго обсуждать, он просто хотел дать отбой Джону и со спокойной душой заняться Домиником вплотную. Уж как с ним поступать, бизнесмен знал. Парень вошел к отцу, тайно беспокоясь о том, что его проступок стал известен. Однако Арнольд был в приподнятом настроении, и альфа в какой-то момент даже успокоился.
- Что, не клюет на тебя Доминик? - отец курил, с полуулыбкой глядя на сына.
- Всё в работе... - Джон сел в кресло, на краешек, - Он очень необычный мальчишка...
- Забудь.
- Что? - Джон вытаращил глаза.
- Забудь, - повторил Арнольд, - Оставь его в покое, мое задание снимается.
- Это почему? - альфа замер, чувствуя, как колотится его сердце.
- Потому что теперь Домиником занимаюсь я, - отец потушил сигарету о хрустальную пепельницу и вежливо улыбнулся, - Удивлен?
- Отец, - Джон хлопал глазами, не веря тому, что говорит Арнольд, - Как это, ты им занимаешься? Я еще поработаю с Домиником.
- Не надо, я уже с ним целовался... Я ему симпатичен, он мне тоже.
- Что? Ты... - Джон хватал ртом воздух, как рыба, которую вытащили из воды, - Как ты можешь? Он же мне нравится!
- И что? А мне нравится президент нашей страны, - отец пожал плечами, - Джон, у тебя ничего не выходит. Я видел на видео, как парень морщится, когда тебя слушает. Так что успокойся. А наследства я тебя не лишу, можешь ездить на своей мазератти дальше, пока не разобьешь ее.
- Нет, ты не понимаешь, - Джон вскочил и прошелся по кабинету, - Он мой! Доминик мой! Слышишь?
- Отсоси, - когда господину Миллеру надоедало спорить с сыном или подчиненными, он мог себе позволить выражаться просторечно и даже получал от этого некоторое удовольствие.
- Ты, знаешь кто? - Джон готов был убить отца, особенно глядя на его ухмылку.
- Я более удачливый конкурент в наших семейных матримониальных планах, - Арнольд закурил новую сигарету, - Потом посмотришь в словаре значение этого слова.
- Уступи мне его!
- С хуя ли?
- Уступи!!! - Джон аж покраснел, - Мразь!
Арнольд не спеша поднялся, медленно подошел к сыну и, держа сигарету в правой руке, левой нажал на какую-то точку на плече парня, отчего тот с искаженным от боли лицом рухнул на пол.
- Отца почитать надо, а то лишу пайка, - равнодушно произнес господин Миллер и сел за стол, - Выметайся. Зайдешь следующий раз, когда закончится истерика.
Джон с трудом поднялся, глядя на Арнольда глазами, полными ненависти. Парень был в ярости, такой, какой не испытывал, наверное, никогда в жизни. Он повернулся спиной к отцу и молча вышел из кабинета, чувствуя, что им овладела одна лишь мысль: "Не достанется тебе Доминик, сволочь. Уж лучше он ничей будет, чем твой".
Арнольд же, дождавшись, когда останется один, достал сотовый и набрал омегу. Тот взял трубку со второго гудка.
- Алле, - протянул Доминик.
- Привет... - бизнесмен чувствовал, что глупо улыбается, - Это Арнольд.
- Я знаю, здравствуйте. Я боялся, что вы не позвоните, - омега говорил тихо, явно смущаясь.
- Как же я не позвоню, мы же в ресторан сегодня идем.
- Да, - Доминик громко втянул воздух, так, что это было слышно даже в трубку, - А когда?
- Когда скажешь, куда скажешь, - Арнольд встал с кресла и начал прохаживаться по кабинету.
- А можно не поздно вечером? Я боюсь возвращаться один...
- Можно, но я тебя в любом случае довезу до дома. Если мы встретимся в четыре, пойдет?
- Да, - омега, кажется улыбался, - А где?
- Где хочешь... Если у тебя есть любимые заведения или кухня, говори, - Арнольд закурил, почему-то нервничая, - Мне всё равно где.
- В двух кварталах от моего дома есть кофейня "Мадрид", давайте там.
- Это возле площади Свободы?
- Да.
- Прекрасное место, - Арнольд улыбался. - В четыре увидимся.
- До встречи.
Бизнесмен положил трубку и посмотрел на часы. Еще впереди три часа. И хотя дел было по горло, время всё равно тянулось медленно. Арнольд постоянно отвлекался и задумывался, вспоминая запах и сладкие губы мальчишки.
Между тем Джон не терял времени даром. Он припарковался к дому, где жил Доминик и начал ждать, попутно копаясь в ноуте и подготавливая кое-какие материалы.
Наконец, мальчишка появился. Доминик шел, задумчиво и безмятежно улыбаясь. Джон не видел его таким, что еще больше взбесило. Не дожидаясь, пока омега успеет дойти до особняка, альфа выскочил ему наперерез и, схватив за руку, потащил к машине. Доминик закричал, пытаясь вырваться. Последнее, что он хотел, это быть пойманным этим маньяком за полтора часа до свидания. По сути, первого свидания в жизни мальчишки.
- Пусти меня, я умоляю, не надо...
- Не бойся, мы просто поговорим, и ты пойдешь домой, - Джон затащил омегу на заднее сиденье мазератти и сел рядом, тут же заблокировав двери, - Заткнись и слушай!
Доминик с ужасом смотрел на Джона, лихорадочно дергая ручку двери, которая никак не желала открываться.
- Зачем ты меня сюда затащил? Я не хочу с тобой отношений...
- Я тебе не нравлюсь? - зло усмехнулся Джон. - Конечно, я тебе не нравлюсь. Зато тебе нравится мой отец. Так?
- Что? - омега хлопал глазами, не очень понимая, что говорит альфа.
- Моя фамилия Миллер, а Арнольд Миллер - мой отец, - Джон с удовольствием смотрел на замеревшего в шоке мальчишку. - Вот мои права. Фамилия Миллер. А вот документы на машину, она принадлежит отцу, Арнольд.
Доминик растерянно слушал своего насильника, чувствуя как снова начинает колоть сердце. Джон же, видя, что его слова действуют, сунул под нос омеге документы. Тот посмотрел в них, потом снова поднял глаза на альфу, молча.
- Читать умеешь, прекрасно. Теперь ты думаешь о том, как же так получилось, что семья Миллер ударилась за тобой ухаживать. Странно, правда? - Джон ядовито улыбнулся, глядя на испуганного, ничего не понимающего мальчишку, - Я тебе всё объясню. Только не хватайся за сердце, как обычно.
Джон открыл ноутбук, где в закладках было несколько новостей из мира экономики.
- Читай...
Доминик попытался, но из-за взвинченности не мог понять смысл.
- Зачем ты мне это показываешь? - омега растерянно водил глазами по салону.
- Чтобы ты не думал, что мой папаша полез к тебе целоваться, потому что ты весь такой распрекрасный. Ты страшный и никчемный, - Джон с ненавистью смотрел на свою жертву, - А мой отец - циничный подонок, который и член не сунет, если на этом не заработает. Ты хочешь понять, зачем ему ты?
- Я ему понравился... - робко произнес Доминик, но увидев злую улыбку Джона, опустил глаза.
- Ты? Ты понравился? Ты давно себя в зеркале видел? Давно?!
Омега молчал, чувствуя, что сейчас расплачется.
- Твой папа - владелец клиник, сейчас колесит по свету и налаживает контакты с нашим конкурентом - крупным производителем лекарств Ринтом Берном. На, смотри новости, - альфа ткнул пальцем в монитор. Доминик невидящими глазами, полными слез, с трудом прочитал заголовок, хотя он и так знал, куда ездит отец. Всё, что говорил Джон, было правдой, - И если произойдет слияние, нас вытеснят с рынка. Ситуацию спасет брак с тобой любого члена нашей семьи. И видя, что у меня дела не клеятся, отец взял инициативу в свои руки.
Доминик молчал. Он даже почему-то не плакал. Просто сидел и безжизненно смотрел перед собой. Джон криво усмехнулся.

URL
2013-11-14 в 16:25 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
- Удивлен? А ты что, думал, что такой человек, как мой отец, способен в тебя влюбиться? - альфа ядовито смотрел на мальчишку, - В тебя, страшное никчемное создание? Ты нужен для интересов семьи. А потом, когда ты залетишь и станешь его мужем, Арнольд найдет себе кого-нибудь получше, кого можно не только со спины трахать.
- Ты закончил? - тихо произнес Доминик. Парень видел, что омега раздавлен и растоптан полностью, до конца.
- Да.
- Выпусти меня...
- Да катись.
Джон разблокировал машину, и омега вышел, сутулясь и глядя в асфальт. Альфа перелез на переднее сиденье и, скрипнув зубами, уехал.
Доминик сел на бордюр тротуара. До предполагаемого свидания оставался еще час, но теперь, после всего, что сказал Джон, идти никуда не хотелось. Да что идти, не хотелось жить. Разочарование и отвращение к себе вернулись, увеличившись в разы. Парень закрыл лицо руками. Теперь он понимал всё хорошо, кто он такой и кто Арнольд, опытный матерый бизнесмен, который просто пустил Доминика в оборот. Мальчишка чувствовал себя оплеванным, уничтоженным. Хотелось раствориться в воздухе, исчезнуть.
Вдруг одна мысль пришла в голову Доминику. Он пошел в аптеку и накупил лекарств, тех, что выпускает компания Миллеров. Мальчишка знал, что делать. Если больно ему, то пусть хоть немного кольнет этих двоих. Особенно Арнольда...
Парень пришел в кафе и заказал себе сока. До прихода бизнесмена оставалось еще полчаса, и омега достал под столом лекарства, начав глотать таблетки, одну за другой, медленно и с жуткой улыбкой на лице. Он не знал, когда будет отравление, и что именно из лекарств при передозировке более опасно, поэтому, отложив одну незаконченную пачку, он взялся за следующую.
Вопреки ожиданиям, Арнольд, которому не терпелось увидеть мальчишку, приехал на двадцать минут раньше. Он увидел Доминика сразу и с широкой улыбкой сел напротив него.
- Привет.
Вместо ответа омега только поднял глаза, в которых не выражалось ничего, кроме тоски. Лицо не улыбалось, не выражало ничего. Внутри Арнольда всё похолодело.
- Что с тобой?
- Всё хорошо. Я просто понял, что я идиот... - Доминик опустил голову на руки, глядя в пол, - Сперва вы Джона мне подсылали, потом сами сделали то, что не смог сделать он. Бизнес...
- Ты... - альфа кусал губы. Чертов Джон, видимо, его работа.
- Я поверил, - просто прошептал мальчишка, - Я всем верю. Точнее, верил, раньше.
- Я не лгал тебе. Да, я подослал к тебе Джона, - Арнольд не желал сдаваться, - Но в мои планы не входило соблазнять тебя. Ты мне понравился неожиданно, внезапно.
- Не я, а мои связи.
- Нет!
Доминик только покачал головой.
- Я только одного не понял. Когда вы отправляли Джона меня соблазнять, вы были в курсе, что он накануне меня изнасиловал? - Доминик поднял глаза на Арнольда, горько усмехаясь.
- Это... это он был?! - бизнесмен только рот раскрыл, затем зажмурился и опустил голову, - Боже...
- Не знали, - омега с интересом смотрел на Арнольда, - Вам всё равно не жаль.
- Не жаль? Почему не жаль? Я не чудовище, пойми! - бизнесмен тяжело дышал. Он был в ярости и отчаянии, - Доминик, прошу тебя... Я достоин твоего доверия.
- Вы? А мне уже не надо, - мальчишка пожал плечами, - Я не нуждаюсь. Я был в аптеке, до того, как пришел сюда...
Арнольд, хоть и был еще относительно молодым, чувствовал, что сейчас его самого удар хватит.
- Что ты покупал в аптеке?
- Лекарства, которые вы производите... - мальчишка достал пачки с таблетками, - Я выпил половину. Вы знаете зачем?
Бизнесмен смотрел на лекарства полубезумными глазами, затем на Доминика, который продолжал.
- Вы, вы оба, вы убили мне душу. Ради этого, - мальчишка подвинул пачки к бизнесмену, - А зачем мне тело без души? Это неправильно. Забирайте и тело.
Доминик смотрел на альфу, с удивлением видя, что тот меняется в лице. Оно становится страшным, исполненным дикого отчаяния, ужаса и тоски. Что-то кольнуло внутри омеги. А если он действительно нравился Арнольду? Если эта выгода - это просто так совпало. Но не может же человек так играть, да и зачем?
- Арнольд, почему вы так на меня смотрите? - под этим взглядом Доминик почувствовал себя голым.
- Сколько прошло времени с того момента, как ты выпил таблетки? - альфа говорил медленно и четко.
- За десять минут до вашего прихода... - мальчишке вдруг стало очень страшно, - Вам жаль, да?
Арнольд не мог говорить. Он резко поднялся, но от волнения у него закружилась голова, и он едва не рухнул, но удержался за стену.
- Едем, быстрее... - кинув на стол какую-то купюру, Арнольд потащил Доминика к выходу. Тот телепался следом, что-то говоря бизнесмену, но тот не воспринимал. Запихнув парня в машину, альфа рванул к ближайшей клинике, понимая, что с трудом соображает как и куда ехать.
- Почему у вас такое лицо? - Доминик дрожал, теперь чувствуя, что сделал какую-то глупость.
- Какое?
- Странное.
- Я не знаю.
Автомобиль подъехал к больнице, и Арнольд потащил Доминика к врачу. Бизнесмен запомнил, какие таблетки выпил мальчишка, и в приемной всё быстро и четко объяснил доктору, который отвел Доминика на промывание желудка.
- Может, вам помочь? - медбрат с тревогой смотрел на Арнольда.
- Мне тоже плохо... Просто плохо, - бизнесмен смотрел в одну точку, думая сейчас о трех вещах. Первая: что его сын, оказывается, насильник. Вторая: Доминик теперь к нему близко не подойдет. Третья: бизнес летит к чертям.
Хотелось выпить таких же таблеток или застрелиться. Арнольд и не заметил, как медбрат ушел и вернулся с таблеткой и стаканом воды.
- Это успокоительное.
- Спасибо, - мужчина послушно выпил. - Я тут посижу, пока не станет ясно что с мальчиком?
- Да, пожалуйста. Хотите, телевизор посмотрите...
- Нет, спасибо, - Арнольд достал телефон и его выключил. Он не знал что делать. Впервые в жизни не знал. Голова опустилась на спинку дивана, и бизнесмен сам не заметил, как уснул.

URL
2013-11-14 в 16:26 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Глава 7. Предложение

Арнольд проснулся оттого, что кто-то дотронулся до его плеча. Это был доктор.
- Ну, как он? - бизнесмен сразу сбросил с себя остатки сна, будто их и не было.
- Всё хорошо, вы вовремя его доставили, - мужчина улыбнулся. - Даже печень цела, хотя, конечно, подлечиться мальчишке придется. Хотите зайти к нему?
- Да, хочу... - Арнольд поднялся и, накинув на плечи белый халат, вошел в палату. Доминик лежал, безразлично глядя в стену. Однако, когда вошел Арнольд, омега оживился. Вот только не знал, что сказать. У бизнесмена выражение лица было какое-то отсутствующее. Альфа молча посмотрел на Доминика, затем кивнул и молча вышел. Омега прикусил губу. Он хотел поговорить с Арнольдом, хоть и понимал, что не знает что сказать, но тот не дал даже шанса.
Арнольд поехал к себе в особняк. Он и не собирался разговаривать с мальчишкой. Бизнесмен был опустошен. Такое с ним случалось редко, но сейчас... Навалилось слишком много всего. Мужчина поднялся в кабинет и сел в свое любимое кресло. Немного подумав, он набрал секретаря, чтобы узнать, где Джон. Однако сын как ушел после разговора с Арнольда, так больше в особняке не появлялся, и, как что-то подсказывало бизнесмену, искать его придется еще долго. Но альфа не хотел никого искать. Он не хотел ничего. Арнольд сбросил с себя костюм и впервые за несколько лет облачился в джинсы и обычную футболку. Пошло оно все...
Арнольд больше не видел смысла бороться за свой бизнес. Деньги у мужчины и так были, а оставлять что-то сыну теперь точно не хотелось. Да и гори синем пламенем этот бизнес, если он обошелся такой ценой. Арнольд занавесил окна и лег на диван. Он не знал, что ему хотеть, что нужно. По сути, альфа чувствовал одно, но стойкое ощущение: жизнь его поимела, причем больно и во всех отношениях. Бизнесмен прикрыл глаза, снова засыпая. Теперь он отоспится за эти несколько лет. Больше не надо никуда спешить. А потом он уедет в другую страну, хоть в Уругвай, где не надо будет думать о том, какие ошибки альфа сделал.
Почти два дня бизнесмен не выходил из дома. Ссылаясь на болезнь, он отменил все деловые встречи, просто блуждал по особняку, что-то читал, пытаясь по кусочкам собрать себя в кучу. Арнольд знал, что однажды это сделает. Главное, чтобы потом не было поздно. Но, главное, он больше ничего не хотел, сердце будто превратилось в кусок льда. И это пугало самого Арнольда.
На третий день секретарь сообщила, что к альфе пришел посетитель, Доминик Вильям. Арнольд приподнял брови, но сказал впустить. Альфа решил поговорить с мальчишкой в своем кабинете, где принимал всех. Вот только нужно поднять шторы.
- Здравствуйте... - мальчишка зашел, робко озираясь. Доминик был такой же, только как будто похудел.
- Привет, - Арнольд кивнул. - Садись. Тебя выписали? Как ты себя чувствуешь?
- Всё хорошо, - омега сел в кресло и опустил глаза. - Я хотел с вами поговорить.
- Я слушаю тебя, - альфа устроился напротив.
- Я хотел поблагодарить...
- Не издевайся, - Арнольд грубовато прервал мальчишку, закуривая. Меньше всего ему хотелось сейчас слушать весь этот бред. А другого синонима к "благодарности" мужчина подобрать не мог:
- Что ты еще хотел сказать?
- Нет, просто вы...
- Дальше! - альфа раздраженно уставился на Доминика.
- Я хотел бы предложить, - омега замялся.
- Что предложить?
- Себя вам в качестве мужа, - прошептал Доминик, дрожа, как осиновый лист.
- Зачем? - Арнольд был так удивлен, что даже забыл затянуться.
- Вам ведь для бизнеса надо...
- А тебе с этого какая радость? - альфа не понимал мальчишку.
- Ну, я благодарен вам, что вы меня спасли...
- Мне не нужна твоя благодарность. Я тебя довел, и еще меня благодарить? Не надо. Иди себе с миром, - Арнольд опустил глаза, грустно покачав головой.
- А как же ваш бизнес? - протянул Доминик, сглатывая.
- Зачем мне бизнес? Ради чего и кого? Из-за всей этой бодяги я упустил сына, он вырос подонком. А он у меня один, - альфа горько усмехнулся. - А дальше - цепная реакция. Пострадал абсолютно невинный человек, ты. После всего, что с тобой случилось, я вообще удивлен, что ты находишься в рамках адекватности. Мне этого достаточно. Я уже ничего не хочу.
- Арнольд... - мальчик снова снизил голос. - А вы за мной ухаживали, пригласили в кафе... Это потому что вам нужно было сохранить бизнес? Я вам хоть немного нравился?
- Я не планировал с тобой завязывать отношения. Я просто хотел тогда пообщаться с тобой, чтобы понять, почему у сына не выходит налаживать с тобой контакт, - Арнольд поднялся и подошел к окну. - Никак не мог понять, в чем подвох, почему ты на него не ведешься. Думал, что дело в тебе. Не думал, что увлекусь.
- А сейчас я вам нравлюсь?
- Да, - бизнесмен горько усмехнулся.
- Почему вы тогда так себя ведете?
- Как? Не соглашаюсь на брак? Не тискаю тебя?
- Ну да...
- Потому что во-первых, наши отношения приведут к сохранению моего бизнеса. А это значит, что ты будешь всю жизнь считать, что я по расчету заморочил тебе голову. А это не так, тем более, что мне плевать на бизнес, - Арнольд затянулся сигаретой. - Во-вторых, после всего, что сделал Джон, да еще и учитывая, сколько нервов ты потратил, когда он за тобой пытался ухаживать, мне просто стыдно к тебе подходить близко. Я отец твоего насильника. Вот так.
Арнольд открыл окно и выкинул туда окурок, затем повернулся к Доминику, который сидел в кресле и плакал.
- Вы меня не любите. Я не нужен, никому не нужен! - омега поднял на бизнесмена красные от слез глаза. - Зачем вы меня спасли? Я думал, вам не всё равно, когда увидел, с каким лицом вы смотрели на коробочки с лекарствами. А вам, наверно, просто хотелось избежать скандала.

URL
2013-11-14 в 16:26 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
- Я не хочу ломать тебе жизнь... - начал было Арнольд, но тут омега с гневом воскликнул:
- Уже сломали! Вы! И теперь просто умываете руки! - мальчишка всхлипывал. - Лжете, всё лжете... Просто вы придумали другой способ спасти бизнес, чтобы не связываться с таким уродом и неудачником как я! Вам никто не нужен, а я думал...
- Ну перестань, - Арнольд не знал куда деваться. Он хотел быть с мальчишкой, но не был уверен, что Доминик не разочаруется:
- Мне уже тридцать восемь...
- Да хоть девяносто! - омега вскочил с кресла и подошел вплотную к альфе. По щекам Доминика катились слезы.
- Ты не хочешь меня, не хочешь связываться. Я не нужен, потому что я никчемный и страшный, - омега отвернулся, взявшись за голову, уже произнеся совсем тихо. - Простите, я понял. Я понимаю, навязываюсь. Господи, как же я ненавижу себя...
Арнольд смотрел на омегу, прикидывая, что творится в голове у мальчишки. Ничего хорошего. Сердце колотилось как бешеное. А вдруг Доминик повторит попытку самоубийства? Арнольду от этой мысли стало плохо.
- Ты хороший, ты...
Мальчишка повернулся на мгновение и, вытерев слезы на глазах, молча пошел к двери. Глядя на его тоненькие дрожащие плечики, Арнольд не выдержал, и, буквально подлетев к омеге, обнял его, прижимая к стене и целуя в губы. Мальчишка отвечал, всхлипывая, еще не веря, что всё это происходит на самом деле.
- Нет, не уходи, не надо, - Арнольд водил широкими ладонями по волосам омеги и продолжал его целовать, горячо и беспорядочно, затем обнял мальчишку и перетащил на диван, где и завалив, начал стаскивать с него рубашку. Затем в голове Арнольда что-то щелкнуло, и он остановился.
- Что-то не так? - испуганно произнес Доминик.
- Нет... Я просто разогнался, и...
- Вы боитесь, что между нами будет близость?
- Я еще могу сдерживаться, - альфа облизнул сухие губы.
- Прошу вас, продолжайте, - омега обнял Арнольда и поцеловал его в губы.
- А ты...
- Пожалуйста, - омега положил руку между ног бизнесмена и начал поглаживать образовавшийся бугорок. В ответ раздался сдавленный стон мужчины. Арнольд уже не мог сдерживаться и начал раздевать мальчишку, который, хоть и вроде был готов к этому, но, оказавшись полностью обнаженным, раскраснелся. От этого Арнольду крышу снесло окончательно. Забываясь среди толп шлюх, которые побывали в его койке в последнее время, бизнесмен уже отвык от элементарной стеснительности партнера. Арнольд сбросил с себя джинсы и нижнее белье и тут же опустился к бедрам омеги. Бизнесмен приподнял их, поглядывая, как кусает губы, не знающий куда себя деть от стыда Доминик и провел языком по маленькой дырочке партнера, которая тут же ответила ему подергиванием, выдававшем страх и стеснение мальчишки.
- Расслабься... - язык продолжил ласкать колечко, пока оно, наконец не расслабилось и оттуда не появилась смазка, - Умница.
Арнольд опустил бедра, и, лаская пальцами ложбинку между ягодицами, прикусил сосок партнера. Доминик ответил стоном, тут же подавшись вперед всем телом. В ответ альфа запустил два пальца внутрь мальчишки, отчего тот испуганно распахнул глаза, глядя на партнера.
- Я тебя подготавливаю, не бойся, - Арнольд облизал пересохшие губы.
- А можно... Я потрогаю ваш член? - Доминик снова покраснел, но теперь он смущался уже меньше, возбуждение овладевало им.
- Конечно, - Арнольд только чуть улыбнулся.
Омега встал на колени и коснулся пальцами органа бизнесмена. Член у Арнольда был в самом деле что надо, огромный, налитый кровью, так что были видны вены.
- Иди сюда... - бизнесмен сел на диван, а мальчишку перетащил перед собой. - Садись на него, аккуратно.
Доминик, глядя в глаза Арнольда, стал вводить член внутрь себя, с трудом, краснея от стыда и удовольствия. Никогда он еще не чувствовал свою красоту и бесстыдство. А всматриваясь в глаза альфы, мальчишка чувствовал себя действительно прекрасным - настолько восторженно мужчина смотрел на него. Когда член вошел наполовину, Арнольд громко застонал, едва сдерживаясь, чтобы не нажать на плечи мальчишки, чтобы ускорить процесс проникновения. Доминик прекрасно чувствовал партнера, и, подавшись вперед, сел на член полностью, глядя в лицо бизнесмену, буквально тая в его руках. Арнольд притянул к себе мальчишку и впился губами в его губы, пропихивая язык в рот Доминику, будто стремясь зафиксировать полное слияние. Омега с трудом дышал, отвечая на все ласки альфы, отдаваясь полностью.
Насладившись поцелуем, Арнольд приподнял мальчишку и уложил его на диван, обнимая за плечи. Бедра стали медленно двигаться, затем быстрее. Доминик прикрыл глаза, с удовольствием ощущая в себе движения члена Арнольда. Возбуждение росло, и смазка стекала на кожаный диван. Бизнесмен же попутно целовал, трогал своего любовника со всех сторон и вдыхал его волшебный запах. Язык скользил за ухом, по шее, вызывая у омеги электрический разряд по всему телу и стоны. Движения между тем становились резче и жестче, но Арнольд, как опытный и чуткий любовник, следил прежде всего за ощущениями Доминика, который уже извивался и сам старался насаживаться на член. Наконец мальчишка замер и выгнулся, вскрикнув и потираясь щекой о спинку дивана. Следом за ним кончил Арнольд, положив идеально красивые ноги мальчишки себе на плечо и застыв, прижавшись губами к икрам, наслаждаясь идеально гладкой кожей. Оргазм был для Арнольда воистину волшебным. Всё тело будто оказалось в теплом молоке и стало легким как перышко.
Когда, наконец, бизнесмен пришел в себя от ощущений, он тут же вытащил член, чтобы не допустить сцепки.
- Как ты? - Арнольд смотрел на лежащего на диване мальчишку, который почти не шевелился.
- Это рай, - только и смог произнести Доминик.
- Прекрасно, - альфа поцеловал мальчишку в губы. - Ну, теперь, как честный человек, я обязан на тебе жениться.
- Правда? - омега оживился, во все глаза глядя на любовника.
- Правда. Только называй меня на ты, - альфа вдохнул запах волос мальчишки. - Когда поженимся, запланируем ребенка. Главное, чтобы твой отец против не был.
- Но мы же его уговорим?
- А куда нам деваться, - вздохнул Арнольд. - Придется постараться. Только ты ему про изнасилование не рассказывай...
- Нет, что ты. А где Джон?
- Думаю, по пути в какую-нибудь далекую экзотическую страну, - Арнольд задумался. - Ничего, не беспокойся, я его поймаю.

URL
2013-11-14 в 16:27 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Глава 8. Обхождение препятствий

Арнольд не отличался наивностью, поэтому понимал, что "пятое место в списке "Форбс"" будет, мягко говоря, недоволен, узрев такой несколько экстремальный выбор своего ребенка. Всё-таки разница в девятнадцать лет - это вам не шутка. Но Алекс Вильям был бизнесменом, а не только отцом, поэтому Арнольд не стал отпускать мальчишку, а поманил к себе, открыл ноутбук и стал составлять план разговора с будущим тестем.
- Доминик, ты в делах отца что-нибудь понимаешь? - альфа прижал к себе омегу, ощущая руками приятное тепло тела мальчишки.
- Да... Он меня обучает и готовит к тому, чтобы я занял впоследствии его место. А что?
- Мне нужна твоя помощь. Мы должны доказать твоему отцу, что брак с тобой - это самая нужная вещь в его жизни, с точки зрения бизнеса, - альфа серьезно смотрел на Доминика. - Если он поймет, что это всё очень выгодно для него лично, то девятнадцать лет - вовсе небольшая разница.
- Хорошо, - омега очень хорошо понимал свою задачу, особенно последствия, если ее выполнить не удастся.
Мужчины принялись за работу. Это был довольно долгий мозговой штурм с анализом отчетов фармацевтических фирм Арнольда, цифр конкурентов, которые были в доступе, и многое другое. В итоге картина потихоньку складывалась, причем в пользу Арнольда. Три часа прошли как пять минут, и когда, наконец, любовники закончили, был уже вечер.
- Останешься у меня ночевать, - Арнольд посадил мальчишку к себе на колени и провел языком по его губам. - Когда возвращается отец?
- Завтра утром...
- Ну вот и обрадуем. А теперь спать, разговор завтра будет не из легких.
На следующее утро Арнольд и Доминик поехали к отцу мальчишки. Тот как раз вернулся из очередной командировки, и уже собирался искать сына, которого в особняке почему-то не было. Когда Алексу сообщили, что Доминик приехал с господином Миллером и хочет поговорить, у мужчины глаза на лоб полезли. Ну какие могут быть общие темы у его сына с матерым бизнесменом?
- Привет, папа... - Доминик подошел к Алексу и обнял его. Арнольд стоял чуть поодаль, спокойный и с легкой полуулыбкой, хотя непривычно волновался.
- Привет, - чмокнув ребенка в щеку, господин Вильям кивнул Арнольду. - Добрый день, чем могу помочь?
- Здравствуйте, есть серьезный разговор о судьбе вашего сына, - мужчина прошел в центр комнаты; Алекс кивнул на кресло, приглашая сесть, и сел сам, внимательно глядя на гостя. - Я хотел бы попросить у вас его руки.
- Что? - мужчина в растерянности посмотрел на Арнольда. - А он этого хочет? Вы как бы...
- Да, я не юный мальчик, так сложилось...
- Папа, я хочу, - омега сидел сбоку от отца, который был ошарашен таким предложением.
- Так... Подождите, - Алекс уставился на Арнольда. - Вы хотите слияния?
- С вашим сыном...
- Не морочьте мне голову! Я про бизнес!
- И с бизнесом будет всё прекрасно, - Арнольд приподнял брови.
- Что прекрасно? Я с вами сливаться не планировал!
- Поменяйте планы, вы же ничего не успели подписать... - Доминик протянул Алексу отчет, который в красках показывал, как же благотворно будет слияние фирм Вильямов и Миллеров. Мужчина открыл бумаги, пробежал глазами по документам, потом кивнул Арнольду:
- Я должен поговорить с сыном. Выйдите, пожалуйста.
Бизнесмен кивнул и поднялся. Когда Доминик с Алексом остались наедине, мужчина кинул отчет на стол и скрестил руки на груди.
- Так, что это еще за новости?
- Папа, я хочу быть с Арнольдом, - омега твердо смотрел на папу, готовый отстаивать до конца свое счастье.
- Так ему же двести лет!
- Папа... - мальчишка прикусил губу. - Он такой...
- Ты спал с ним?
- Да... - омега глупо улыбнулся, на что Алекс скривился.
- Пойди сожри лимон, что ли...
- Папа, но ведь слияние будет выгодно...
- Да я и так знаю, что мне выгодно. У тебя беременность? - отец смотрел на сына, пытаясь понять, насколько всё серьезно.
- Нет...
- Странно, что Арнольд тебя не обрюхатил, для закрепления результата.
- Папа, он меня любит, - Доминик снова заулыбался. - Он сказал, что детей надо планировать, и зачатие будет только после свадьбы...
- Какой он благородный, - прошипел Алекс, продолжая судорожно соображать. - То есть ты действительно его хочешь?
- Да... - Доминик имел настолько глупый и влюбленный вид, что отец махнул рукой.
- Хорошо. Но учти, я буду вас обоих контролировать, и если, не дай бог, я увижу, что он тебе голову морочит, то пусть он обижается на себя сам. Зови его!
Мальчишка выскочил за дверь и тут же прыгнул на Арнольда, который терпеливо дожидался окончания разговора в прихожей. Бизнесмен обнял мальчишку, который только и смог прошептать:
- Да, папа сказал да...
Арнольд с облегчением поцеловал омегу.
- Будущий зять, зайдите пожалуйста, - Алекс смотрел на эту сцену с недовольным лицом, однако в глубине души был рад, что его сын выглядел абсолютно счастливым. Конечно, господин Вильям не был в восторге от возраста Арнольда, но это компенсировалось тем, что такой брак во-первых, приведет к укреплению бизнеса, а во-вторых... Арнольд был мудрым и опытным дельцом, поэтому если даже Алекс заболеет или что-то произойдет, зять найдет способ выкрутиться. Главное, чтобы жили хорошо.
Арнольд зашел в кабинет к Вильямсу.
- А теперь мы разберем, как будет происходить слияние. Но сперва я должен тебя предупредить, если ты сделаешь несчастным моего сына...
Через три дня все деловые издания пестрели заголовками о скором браке между Домиником Вильямсом и Арнольдом Миллером. Читал газеты и Джон. Парень вообще удивлялся, что его никто не ищет. Альфа был в стране, только в другом городе, где сидел и ждал, что же с ним сделает отец. Ожидание затягивалось, а теперь... Значит всё, что Джон сделал, было напрасно? Парень расхаживал по номеру гостиницы. Но главное, что он понял - отец счастлив. И Доминик счастлив. Это было видно по фотографиям, сделанным папарацци. Джон почувствовал себя оплеванным. Досада заставляла ныть, но что его убивало еще больше, так это то, что отец его даже не ищет, чтобы отомстить или наказать. Не зная как быть, парень решил вернуться домой.
Все попытки попасть к Арнольду на прием не увенчались успехом. Секретарь твердила одно и то же: бизнесмен занят. И всё бы ничего, только Джона не пускали и на порог родительского особняка. Тогда парень решил подкараулить отца. Ждать пришлось несколько часов. Наконец дверь дома отворилась, и из особняка вышел Арнольд в обществе Доминика. Джон кинулся ему наперерез.
- Отец...
На появление Джона господин Миллер особенно не отреагировал, даже не поменялся в лице. Не было ни злости, не удивления. Он только поднял глаза на альфу и спокойно произнес:
- Молодой человек, вы ошиблись, у меня нет сына.
И усадив Доминика в автомобиль, спокойно уехал. Джон стоял минут десять как вкопанный, затем прижался к забору и разрыдался, впервые в жизни. Парню стало страшно и больно. Он ждал чего угодно: скандалов, наказания, но только не этого. Было страшно, что денег у парня совсем не осталось. Ведь даже машина была на имя отца, а значит, и продать ее было невозможно. Больно... Потому что теперь Джон не был никому нужен, а ведь раньше он не понимал, что значит иметь отца, да еще такого как Арнольд.
Кинув ключи на капот мазератти, Джон удалился. Теперь надо было начинать новую жизнь. Только как, если ты не привык ни учиться, ни работать?

URL
2013-11-14 в 16:28 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Заключение

Прошло полтора года. Доминик жил с Арнольдом душа в душу, бизнес процветал, но вот только альфа почему-то упирался по поводу детей. Омега понимал - почему. Арнольд, хоть и был уверенным в себе альфой, до сих пор не мог себе простить поступка Джона, да и вообще его воспитания, которое привело к тому, что от сына пришлось просто отказаться.
Правда, Арнольд продолжал следить за своим ребенком, вот только Джон понятия не имел об этом. Он работал официантом в другом городе, где его никто не мог знать, снимал крошечную квартирку и не учился. Точнее, учебу он забросил еще до знакомства с Домиником, разменяв ее на попойки и гулянки.
- Арнольд, - омега зашел в кабинет к мужу и сел ему на колени. - У меня для тебя приятная новость.
- Это какая? - альфа напрягся.
- У меня беременность.
Повисла пауза.
- И как ты это сделал, фокусник? - Арнольд скрестил руки, глядя на мужа, который тут же опустил глаза.
- Во время последней течки, - мальчишка начал шепотом, - я выпил специальное средство, которое убрало мой запах, и ты в меня кончил как надо.
Арнольд задумался, потом шлепнул себя ладонью по лбу.
- Черт! Ах ты мелкий гаденыш... - альфа, хоть и был недоволен, что муж его ловко обвел вокруг пальца, но не выдержал и улыбнулся. - Тебя бы по заднице...
- Ты не обижаешься? - мальчишка покусывал губы, зная, что если бы не взял инициативу в свои руки, решения Арнольда пришлось бы ждать еще долго.
- Обижаюсь. Только какая уже разница, - бизнесмен поцеловал мальчишку в губы. - Как отмечать будем?
- Мы поедем куда-нибудь. На неделю.
- Но у меня же график, встречи... - Арнольд смотрел в лицо мужа.
- А мне теперь нельзя нервничать, - омега лизнул языком губы мужа.
- Тебя точно надо по заднице. Кстати, если уж о детях, - альфа снова стал серьезным, - мне на почту Джон написал.
- Что хочет?
- Не поверишь - учиться, - бизнесмен покачал головой, - просит перечислить двадцать тысяч евро на счет университета, куда поступил. Он хочет быть юристом, только ему кредит не дали. Деньги просит взаймы.
- Что ты будешь делать?
- Думаю, дам ему их. Под проценты, причем на год, со всеми вытекающими, - Арнольд посмотрел на Доминика. - А ты что думаешь?
- Конечно, ему надо помочь. Ты его прощать собираешься?
- Да, однажды прощу, - бизнесмен грустно улыбнулся. - Но тогда, когда он окончательно уверится, что помощи ему ждать неоткуда, и научится жить сам и думать своей головой.
Арнольд снова притянул к себе Доминика и начал целовать: - А пока будем воспитывать нового наследника.

URL
2014-02-24 в 23:39 

Shakret
Я - это Я. Плохо, когда кругом тишина и не к кому из этой тишины выйти.
Интересная история. Спасибо!

2014-03-06 в 00:02 

Теперь душа просто требует большой вкусный сиквел про Джона и Стива!

Папаша красавец, за словом в карман не лезет.

URL
2014-03-24 в 23:06 

Ром@нтика
Всё что нравится двоим - не извращение.
Конечно сказка. Конечно с области фантастики. Но так хочется верить, что и мразь может быть человеком.
Спасибо за рассказ.

2014-04-01 в 23:14 

Суперский рассказ! Браво - брависсимо!!! Какие характеры восхитительные, образные, живые. Доминика жаль в самом начале повести, очень! Пережить такое надругательство от человека, который понравился, испытать такое унижение... И никого рядом. кто бы выслушал, поддержал, подставил плечо. Даже отец оказался не тем человеком, которому он смог бы довериться.
Потом стало жаль Джона, когда этот незадачливый насильник оказался один на улице, и даже родной отец от него отказался. Тяжко. Хоть Джон и сам виноват во всех своих бедах, всё равно стало жаль его.
А Арнольд молодец. И он всё же простит сына,должен простить, когда увидит, что Доминик уже не сердится на своего обидчика...Сынуля всё-таки, родная кровь.
Спасибо Вам за прекрасное творение!

2014-04-02 в 00:13 

Дмитрий Крамер
я вновь и вновь искал, держа в руках фонарь, при свете дня…
Shakret, Гость, Ром@нтика, спасибо, рад, что понравилось)

na1207ra, спасибо за подробный отзыв) я старался)

URL
2014-11-02 в 16:18 

Amiya
Держи нос выше,даже если нет сил !!!Любой беде всегда есть противовес..

   

Листья

главная